Log in

25 мая 2018 года, 00:14

Неповторимый Ираклий Андроников

В начале 50-х годов прошлого века музей «Домик Лермонтова» был не просто учреждением культуры, но и важным очагом духовной жизни Пятигорска. Он привлекал в свои стены как людей творческих, так и просто интеллигентных, жаждущих общения с себе подобными. Каждый, хоть немного причастный к российской культуре, считал своим долгом не просто посетить музей, а познакомиться с его сотрудниками, узнать о Лермонтове что-то сверх того, что рассказывалось на экскурсиях. Встречи и беседы с такими гостями становились особо памятными для всех, работавших в музее.

В первую очередь, это относится к самому знаменитому и любимому гостю «Домика» – Ираклию Луарсабовичу Андроникову. Дружба его с музеем началась летом 1952 года, когда он впервые приехал отдыхать на Кавминводы и пришел к нам в гости. Момента его первого появления в музее я, к сожалению, не видел – как раз вел экскурсию – услышал только краем уха, как кто-то крикнул: «Андроников приехал!».

Освободившись, сейчас же побежал туда, где вокруг дорогого гостя собрались все свободные сотрудники. Он уже говорил, потрясая слушателей потоком имен, дат, названий, а главное, интереснейших эпизодов из своей исследовательской практики. Многое из того, о чем рассказывал тогда Ираклий Луарсабович, мне потом довелось находить в его книгах. Но в тот день все это было еще в новинку, и потому мы слушали гостя, затаив дыхание. Ираклий Луарсабович умел держать слушателей в напряжении до самого конца своего рассказа, который мог продолжаться часами, до тех пор, пока какие-либо внешние обстоятельства не прерывали его.

Столь же сильное впечатление произвели и знаменитые «устные рассказы», послушать которые Ираклий Луарсабович пригласил нас, выступая однажды перед отдыхающими железноводского санатория, где он лечился. Я не представлял себе, что могу в буквальном смысле слова рыдать и лезть под стул от смеха – до такого состояния довели – и не одного меня – эти рассказы, особенно, самый забавный из них – «Первый раз на эстраде».

С той поры Андроников довольно часто бывал у нас в музее, и каждый его приезд становился праздником. Поскольку отдыхал он в Железноводске, а я жил у самого железнодорожного вокзала, то на мою долю выпадало провожать уважаемого гостя на «электричку» кратчайшим путем. Обычно мы спешили и не всегда успевали толком поговорить, но, подписывая мне на память свою книгу, Ираклий Луарсабович слегка слукавил, превратив наши торопливые пробежки в «прогулки по Пятигорску в разговорах о Лермонтове и других интересных вещах».

И все же, наше общение с ним принесло лермонтоведению некую пользу. Мне в свое время было поручено изучить лермонтовские места в Железноводске. Сделать это оказалось несложно, ибо местные краеведы хорошо знали «карповское подворье», где Лермонтов снял квартиру незадолго до своей гибели. Но широкую публику об этом не оповещали – уж не знаю, почему. Сделать это выпало на мою долю – в очерке, опубликованном на страницах «Пятигорской правды». Особого резонанса мое «открытие» не имело. Но когда с моих слов о нем узнал Андроников, дело приняло иной оборот. Взяв у меня экземпляр газеты с очерком, Ираклий Луарсабович развернул по этому поводу целую компанию, в результате которой на доме Карпова появилась мемориальная доска, сделавшая дом еще одним лермонтовским местом.

Как-то раз вместе с Андрониковым в музей пришел и другой известный лермонтовед – Виктор Андроникович Мануйлов. В их честь накрыли стол, хотя застолья тогда у нас в музее были не приняты. Их не устраивали ни в праздничные дни, ни для VIP-персон – известных поэтов, писателей, ученых, которые нередко посещали музей. Да и праздников, кстати сказать, тогда было меньше, чем сегодня. Скажем, День рождения Лермонтова – 14 октября, насколько я помню, широко не отмечали – главным событием года для нас оставался с давних пор День памяти поэта – 27 июля. И торжеств за пределами музея в этот день, как в более поздние времена, когда стали проводиться Лермонтовские праздники поэзии, тогда тоже не устраивали. Событие считалось как бы нашим внутренним, «семейным», хотя гостей приходило всегда очень много – и жителей Пятигорска, и отдыхающих. Они шли и шли весь день, а с наступлением сумерек собирались, заполняя до отказа двор перед «Домиком» или площадку позади него, в саду, если стулья ставили там. Начинался вечер, который неизменно проходил в атмосфере теплоты и сердечности. Взволнованные речи, стихи и музыка звучали допоздна. И никаких банкетов не требовалось.

И все-таки появление в музее сразу двух наших кумиров не могло не стать событием, которое решили отметить застольем. Оно очень порадовало нас. Нет, не из-за бокала-другого сухого вина, который достался на долю каждого. Ощущение торжества создавали не только наши дорогие гости, но и обстановка, сопутствовавшая общению с ними. Теплый летний вечер. Пустынные, темные и потому непривычно-таинственные аллеи музейной усадьбы. Небогато, но красиво сервированный стол – запомнились вазы с фруктами, украшенные плетьми дикого винограда. Мягкий свет вынесенной из ближайшего помещения электрической лампочки. Все остальное теряется в темноте, из которой доносятся романтические трели сверчков, которых Ираклий Луарсабович принял за цикад…

А потом мне не раз доводилось видеть этого удивительного человека на экране телевизора. Какими интересными были его беседы! И не просто интересными. Они в увлекательной форме знакомили миллионы телезрителей с фактами биографии Михаила Юрьевича Лермонтова, делали великого поэта ближе и понятнее людям. Именно Андроников открыл на нашем телевидении череду замечательных рассказчиков, которых мы слушаем сегодня с таким вниманием в программах телеканала «Культура». С легкой руки Ираклия Луарсабовича они несут нам высокую духовность, противостоящую тому потоку «попсы», криминала и прочих «прелестей», которыми частенько потчует нас телевизионный экран.

Вадим ХАЧИКОВ,

заслуженный работник культуры РФ.