Log in

14 августа 2018 года, 12:20

Купальный сезон у колодца Нарзана

Думаю, что все патриоты нашего региона с интересом ожидают 2023 года, когда будет широко отмечаться 220-летие Кавказских Минеральных Вод. А ведь могло случиться так, что праздновать эту юбилейную дату нам пришлось бы в нынешнем году. «Повинен» в том командовавший войсками на Кавказской линии генерал-лейтенант Ираклий Иванович Морков. Он стал первым из начальников такого ранга, который лично побывал в нашей лечебной местности. И не только побывал, но и решил лично оценить целебные свойства минеральных вод. Летом 1798 года он прибыл к колодцу Нарзана в сопровождении семьи, ближайших помощников и солидного конвоя. Эта местность еще не входила в российские владения, и охрана была необходима.

Тогда колодец пребывал еще в своем первозданном виде. Его облик известен нам по описанию академика П. С. Палласа, за несколько лет до того посетившего эту местность: «Бассейн источника, имеющий до 27 футов длинны и 17 футов ширины, суживается наподобие воронки вокруг главного ключа. Края бассейна покрыты песком… Совершенно чистая вода, вытекая с весьма большой силой, увлекает с собой железистый песок, темный и гладкий, как пороховые зерна. Лот опускается на 1 1/2 брасса (около 2,8 метров) в эту пучину шириною от 4 до 5 аршин. Казацкие пики, связанные концами, могут погружаться и более 5 аршин, не встречая каменного грунта. Легко представить себе, какой объем воды должна доставлять эта могучая струя, если принять во внимание, что она поднимает человека, купающегося в ней, и не дает ему опуститься вниз». Колодец еще не защитили от разливов речки Ольховки, как предлагал Паллас, но в том году большой воды в речке, видимо, не было, и первые «курортники» купались без всяких происшествий.

Генерал провел у целебного колодца два месяца, регулярно принимая ванны. Наверное, нам стоит поближе познакомиться с высокопоставленным «курортником», хотя бы потому, что он был первым из известных нам по имени. Ираклий (Геракл) Иванович Морков происходил из дворян Московской губернии. Воспитанник Шляхетского сухопутного корпуса в Санкт-Петербурге, он получил по окончании звание подпоручика и был зачислен в лейб-гвардии Преображенский полк. Отправившись добровольцем на фронт Русско-турецкой войны 1771 – 1773 годов, он воевал поистине геройски. Молодой офицер возглавил передовой отряд во время штурма Очакова, и первым взобрался на ретраншемент, за что получил звание полковника по представлению лично Александра Васильевича Суворова, получив также золотую шпагу и орден Св. Георгия 4-го класса. Позже Морков участвовал в штурме Измаила, был ранен.

«Самый храбрый и непобедимый офицер», по словам Суворова, получил второй орден Св. Георгия 3-го класса, а потом и третьего «Георгия», уже 2-го класса. Вместе с братьями Ираклий Иванович был возведён в графское Священной Римской империи достоинство. Но, увы, доблестный воин известен нам и тем печальным обстоятельством, что своего крепостного – замечательного художника Василия Тропинина, он долго не отпускал на волю, заставляя работать только на себя.

Впрочем, для нас куда интереснее то, что в 1798 году генерал-лейтенант Морков был назначен императором Павлом I на должность инспектора Кавказской Линии. И очень скоро после это прибыл в наши края, чтобы купаться в колодце Нарзана. Именно это обстоятельство впоследствии некоторые представители кавминводской администрации и стали считать точкой отсчета истории курортного региона. Правда, эта точка зрения не была принята многими. Возобладала другая, утверждавшая, что историю курорта следует все же начинать с официального признания лечебного значения данной местности, что и произошло в 1803 году благодаря Рескрипту императора Александра I. Однако и год 1798 сыграл тут немаловажную роль, поскольку именно в то время началось серьезное исследование целебных свойств наших минеральных вод, что и обусловило появление Рескрипта.

Тот первый купальный сезон у колодца Нарзана сыграл и еще одну важную роль в истории региона. Дело в том, что при Моркове находился его правитель дел – Алексей Федорович Ребров. В отличие от генерала, который, вскоре покинув Кавказ, больше никогда не имел к нему отношения, этот чиновник оказался весьма прозорливым. Он понял великое значение «богатырь-волы» и предугадал то большое будущее, которое уготовано местности у ее колодца. Нужно сказать, что Алексей Федорович вообще прикипел душою к Северному Кавказу, связал с ним свою жизнь и многое делал для его процветания. Ставши сподвижником генерала А. П. Ермолова, он активно участвовал в административном переустройстве края, и считается одним из первых его историков.

Прославился Ребров и как образцовый сельский хозяин. В своем имении Владимировке на реке Куме, полученном в приданое за женой, Ребров занялся шелководством, добившись немалых успехов, которые были отмечены премиями на общероссийских и международных выставках, как и «Ребровское полушампанское», поставлявшееся в столицы и за границу. А «ребровский лук» и доныне ценится жителями тех мест. Реброва хорошо помнят в Пятигорске, где сохранился один из его домов. Но особенно велика роль Алекся Федоровича в культурной истории Кисловодска. Оценив будущее поселения, вскоре возникшего у Кислых Вод, он решил обосноваться здесь. Дом, построенный для него братьями Бернардацци неподалеку от колодца Нарзана, служил приютом многим выдающимся российской культуры – прежде всего, А. С. Пушкину и М. Ю. Лермонтову, который описал его в романе «Герой нашего времени». Пользовались гостеприимством Реброва и государственные люди, включая будущего императора Александра II.

Таковы результаты, казалось бы, незначительного эпизода в более чем двухвековой летописи наших курортов – купания в колодце Нарзана генерала Моркова и его правителя дел. Конечно, не стоит отсчитывать от этого события историю региона, но и забывать о том далеком купальном сезоне тоже не стоит.

Вадим ХАЧИКОВ,

заслуженный работник культуры РФ.