Log in

22 февраля 2018 года, 19:54

Остались дома мушкетеры…

Мушкетеры. Найдутся ли у них соперники в той любви, в том восхищении и преклонении, которые они вызывают вот уже более полутора веков у бесчисленных читателей? Сколько сердец замирало, следя за приключениями Атоса, Портоса, Арамиса и несравненного Д,Артаньяна! Да, их создатель Александр Дюма должен был быть довольным. Впрочем, наверное, не до конца. Он понимал, что блистательная эпоха мушкетеров осталась в далеком прошлом. А в нынешней жизни его окружала куда более трезвая и прозаическая действительность, явно претившая романтической натуре писателя. И ему, конечно же, хотелось окунуться в обстановку тревог и опасностей – такую же, как и та, что была им описана, встретиться с людьми, столь же яркими, сильными, смелыми, как его герои.

Он знал, где сможет найти все это. И, как только представилась возможность, поехал на далекий Кавказ, на встречу с войной, которая шла там, навстречу приключениям, куда более ярким, чем выпали на долю его любимых мушкетеров. Они остались дома, в маленьком Париже. А его ждала большая страна с удивительной природой, богатой историей, волнующими событиями и необыкновенными людьми.

Это было ровно сто шестьдесят лет назад. Более трех месяцев, в конце 1858 – начале 1859 годов провел Дюма в наших краях. На Кавказ тогда было два пути. Более короткий лежал по Области Войска Донского и Черкасскому тракту, через Ставрополь и Георгиевск, далее – по Военно-Грузинской дороге – в Тифлис. Дюма выбрал второй – по Волге до Астрахани, потом – Кизлярским трактом на Терек, через Дагестан и Азербайджан – в Грузию. Все увиденное и пережитое в дороге он описал в своей книге «Кавказ» – она публиковалась сначала в газете того же названия, которую писатель стал выпускать по возвращении в Париж, затем вышла отдельным изданием.

Книга написана в привычном для Дюма стиле. Романтично подчеркнуты описания природы. Немалое место занимают в повествовании драматические эпизоды, острые конфликтные ситуации, случившиеся с самим писателем, или рассказанные ему собеседниками. Усилению занимательности способствуют даже названия некоторых глав: «Татарские уши и волчьи хвосты», «Головорезы», «Тигры, барсы, шакалы, змеи, фаланги, скорпионы, москиты, саранча», «Невольничий рынок». Есть, конечно, в книге и неточности, допущенные, как по незнанию реалий российской жизни, так и ради драматического эффекта.

В целом же труд Дюма – вполне достоверное, местами даже документально подтвержденное, описание Кавказа и Закавказья середины XIX столетия. И это чрезвычайно ценно. Ведь благодаря вниманию к фигурам Пушкина, Лермонтова, Грибоедова и других знаковых личностей, связанных с Кавказом в первой половине века, этот период достаточно подробно описан. В силу близости к нашему времени, конец столетия кавказской жизни тоже достаточно известен. А вот середним векам повезло меньше – об этих годах найдется не так уж много литературных источников. И книга Дюма может сослужить тут добрую службу.

Она раскрывает нам важные эпизоды последних десятилетий Кавказской войны, рисует ее участников. Причем, не только с российской стороны, но и их противников, горцев. Немало страниц посвящено казакам – терским и донским. Самые добрые слова находит автор и для российских солдат, несущих тяготы войны: «Русский солдат на Кавказе – веселый, живой, шутник, даже проказник… мундир для него – предмет гордости; у него есть шансы к повышению. Опасность облагораживает, сближает с начальниками, образуя некую фамильярность (видимо, хотел сказать, близость) между ними и офицерами; наконец, опасность веселит его, заставляя чувствовать цену жизни».

Набросаны Дюма и портреты известных исторических личностей – князей Барятинского и Дондукова-Корсакова, Шамиля и Хаджи-Мурата, вдовы Грибоедова Нины Чавчавадзе. Особый рассказ – о писателе-декабристе Бестужеве-Марлинском, погибшем в бою с горцами. Романтический литературный стиль этого писателя нашел отзвук в душе французского собрата. Позднее Дюма позаботился о переводе и издании во Франии повести Бестужева-Марлинского «Аммалат-Бек», о которой узнал во время кавказского путешествия.

Ну, а Кавказские Минеральные Воды?

Неужели знаменитый француз так и не посетил их? Увы, увы! Он очень интересовался Кавказскими Водами, очень хотел приехать сюда, и даже отправился, было, в путь, выехав из Тифлиса во Владикавказ по Военно-грузинской дороге, но заносы и обвалы в горах вынудили его повернуть назад. Зато личность Дюма оказалась прочно связанной с нашими местами именем Лермонтова, которого он глубоко чтил. В Тифлисе ему передали пакет, отправленный большой приятельницей Михаила Юрьевича Евдокией Растопчиной. В нем были и записки Растопчиной, посвященные безвременно погибшему поэту. Дюма приводит их текст полностью, и далее, в отдельной главе подробно рассматривает несколько заинтересовавших его стихотворений Лермонтова, знакомя с ними своих французских читателей.

В своем стремлении сделать связь Кавказа и Франции более тесной знаменитый романист пошел и дальше. Он опубликовал в своем еженедельнике «Мушкетер» роман Лермонтова «Герой нашего времени»! За это мы должны особо поблагодарить Дюма, задумавшего и совершившего свое кавказское путешествие.

Книга «Кавказ» написана в форме путевого дневника. Романа или повести на эту тему он, к сожалению, так и не создал. А надумай Дюма написать такое произведение, оно получилось бы не менее увлекательным и занимательным, чем повествование о приключениях мушкетеров. Думается, что и о них после путешествия в Россию он писал бы по-другому, обогатив образы своих любимых героев черточками, увиденными у героев Кавказской войны.

Вадим ХАЧИКОВ,

заслуженный работник культуры РФ.