Log in

21 июня 2018 года, 02:03

Танцуют все!

Представляю, как часто этот призыв звучит сегодня на новогодних праздниках – балах, вечерах, корпоративах. А вот предкам нашим, лечившимся на курортах в позапрошлом столетии, он был совершенно не нужен. И без всяких призывов они при малейшей возможности пускались в пляс. Вот свидетельство очевидца, опубликованное в одном из первых номеров «Сезонного листка для посетителей Кавказских Минеральных Вод», который начал выходить в 1863 году: «Бывает и еще кое-что, чего не найдешь нигде, разве что в добром домашнем кругу: в ранний и свежий утренний час под звуки оркестра и падающего в источник стакана мы танцуем… Танцуем и вечером во вновь отделанном воксале, и танцуем без церемоний, без приглашений, без объяснений… Нам обещают приготовить воксал к ежедневным импровизированным танцам, а не к одним только заказным, наперед объявленным балам. Тем лучше, тем веселее, тем проще!».

Тяга к танцам появилась у «водяного общества» с первых же лет существования курорта. Полистайте художественные произведения, описывающие наши курорты, или мемуарную литературу – всюду найдете описания, или хотя бы упоминания о балах, танцевальных вечерах и вечеринках с танцами. Вот, скажем, повесть «Медальон», написанная Еленой Ган: «... на скате одной из гор отыскали лощину, срыли, уравняли и разбили на ней палатку для дам. За несколько дней до праздника все готовились к охоте и танцам. Наконец настал желанный день... Общество оживлялось, становилось шумнее; вместо торжественной увертюры музыка заиграла вальс, и в палатке открылся бал». Как видим, место не имеет значения – танцевали в палатках и даже в калмыцких кибитках, одно время служивших жильем для приезжих. В набросках к своему не написанному «Роману на Кавказских водах» А. С. Пушкин упоминает «вечера в калмыцкой кибитке», которые устраивает одна из героинь.

Под какую музыку плясали первые курортники? Их вполне устраивали нехитрые мелодии, которые исполняли военные музыканты из полковых оркестров, имевшихся в гарнизонах Константиногорской и Кисловодской крепостей. Днем они озвучивали разводы и строевые занятия, а вечерами исполняли танцевальную музыку на балах, которые стали устраивать, как мы видим, даже не имея соответствующих помещений. А уж когда появились большие залы в кисловодской (1823 года) и пятигорской (1826 года) Ресторациях, балы и танцевальные вечера сделались регулярными.

Вспомним роман М. Ю.Лермонтова «Герой нашего времени»: «Зала ресторации превратилась в залу Благородного собрания. В девять часов все съехались... Танцы начались польским; потом заиграли вальс. Шпоры зазвенели, фалды поднялись и закружились». Примерно в то же время был написан и роман Е. Хамар Дабанова (Псевдоним Е.Лачиновой) «Проделки на Кавказе». В нем читаем: «Пятигорские балы довольно благовидны, зала, где танцуют, опрятно содержана, изрядно освещена; музыка порядочная».

О балах и танцевальных вечерах исправно сообщала местная пресса:

1863 год. «В помещении гостиницы (Пятигорской Ресторации) начались танцевальные вечера, и будут продолжаться в течение всего курсового времени до двух раз в неделю. Подписная цена на все вечера на всех Водах – 10 р. Разовый вход – 1р. (мужчины). Дамы – бесплатно».

1874 год. «Вокзал (Железноводский),в котором содержится ресторан, устраивает танцевальные вечера».

1888 год. «Еженедельно 1 или 2 раза в гостинице «Минеральные Воды» (Пятигорск) бывают танцевальные вечера, имеющие чисто семейный характер. Мужчины платят 1 р., дамы и дети вводятся бесплатно».

1896 год. «Семейные танцевальные вечера в Компанейской гостинице (Ессентуки) обыкновенно раз в неделю».

1902 год. «В Пятигорском общественном собрании назначены танцевальные вечера. Мужчины платят за вход 1 р. с правом ввода двух дам. Дамы платят 50 к. Форма одежды – летняя, но мужчины – обязательно в перчатках».

Польский, вальс, кадриль, мазурка – вот что танцевали на этих балах. Впрочем, со временем танцев стало куда больше. Журналист Е. Ведеревский в книге очерков «От Зауралья до Закавказья» приводит текст объявления, прибитого к стенке Елизаветинской галереи: «Г. и г-жа Т-ины, приехавшие в Пятигорск, имеют честь известить почтеннейшую публику, что ими открыт танц-класс, в коем ежедневно будут преподаваться следующие танцы: минуэт, кадриль, вальс в три па, в два па, в один па, редова (как поясняет один старинный словарь, это – богемский танец, подобный мазурке и польке) с тремя фигурами, мазурка, полька-мазурка с оребуром (нет ни в одном словаре), ролька-венгерка, шотиш (тоже нет в словарях), гавот, редова с восьмью фигурами, матлот английский, матлот испанский, матлот шотландский, русская с шалью, русская с венком, казак-шаль, казак венгерский, казак запорожский, соло-тамбурин, тамбурин-па-де-де, соло-букет, гирлянда, цыганская пляска, качуча, гитана с кастаньетами, фандаго – всего 31 танец».

Пристрастие к танцам вызывало кое у кого из сторонних наблюдателей ироническое отношение. Вот как, например, описала сборище любителей поплясать Е. Лачинова: «Но когда начинаются танцы – тут смех и горе! Когда все эти лица, бледные, изнуренные от лечения и насильственного пота, задвигаются, невольно помыслишь о сатанинской пляске. И тут же, для довершения картины, проделки пехотных офицеров ногами, жеманство провинциального селадона, шпоры поселенного улана, припрыжка и каблуки гусара, тяжелые шаги кирасира, притворная степенность артиллериста... проказы моряка, дерзкие ухватки козако-лампасного драгуна. Все странно и забавно!». Еще более ядовито оценил увлечение танцами Е. Ведеревский: «Серная вода действует на все «водяное общество». Все спадают с лица, худеют, хиреют, и я не понимаю, как у них еще остается охоты плясать в собрании. Днем ползают, как осенние мухи, а вечером прифрантятся и прыгают до полуночи».

Но не будем осуждать за это наших предков. Они хорошо знали, что лечение идет успешнее, если человек во время него не скучает. Вот и плясали от души, как, впрочем, и нынешние гости курорта.

Вадим ХАЧИКОВ,

заслуженный работник культуры РФ.

Другие материалы в этой категории: « «Составная» улица Вспомним о них в год собаки »