Log in

16 декабря 2017 года, 10:06
Губернатор Ставрополья вручил государственные награды выдающимся жителям края.
Наш регион с рабочим визитом посетил директор департамента мелиорации Минсельхоза РФ Валерий Жуков.
Несколько улиц Пятигорска в предстоящую пятницу на целый день останутся без воды.
Ставропольская делегация поучаствовала в заседании ВО «Объединённые города и местные Власти».
Итоги чемпионата и первенства Ставрополья по автокроссу-2017.

Ее волшебные звуки подобны женскому голосу…

Какое удовольствие получаешь, слушая концерты Вивальди-оркестра! Радуют и репертуар, где преобладают самые романтические мелодии ХХ столетия, и великолепное исполнение. И, конечно, сами исполнительницы, составляющие этот музыкальный коллектив… Особое внимание обращают на себя виолончелистки. Они сидят впереди, в самом центре и довольно часто попадают в объективы камер, постоянно показывающих солистку и руководительницу оркестра Светлану Безродную. Разглядывая лица этих милых оркестранток – то улыбающиеся, то серьезные и сосредоточенные, невольно гадаешь, почему они избрали этот явно «не женский» инструмент? Ведь и носить его тяжеловато, и управляться с ним куда труднее, чем с той же скрипкой или свирелью. Вот и привыкли мы, что искусство игры на виолончели обычно являют нам мужчины. Достаточно назвать хотя бы Мстислава Растроповича.

Тем не менее, история доказывает, что «чела», как иногда именуют ее на своем сленге музыканты, издавна покорялась изящным женским ручкам. И примером тому может служить любопытный эпизод из истории музыкальной жизни Пятигорска. Далеко не всем сегодняшним его жителям известно, что 3 июля 1853 года в городском театре состоялся концерт французской виолончелистки Елизаветы Кристиани. В свое время ее исполнительское мастерство покорило всю музыкальную Европу. В Копенгагене Кристиани присвоили титул «королевской виолончелистки», а в Швеции ее называли «французской Сен-Сесиль», считавшейся покровительницей всех музыкантов. Именно для этой исполнительницы Мендельсон специально написал свою знаменитую «Песню без слов», которую следовало исполнять на виолончели.

В Пятигорск Кристиани прибыла после большого турне по России, начатого еще в 1852 году. Ей рукоплескали не только крупные, но и небольшие города Сибири, которую она проехала из конца в конец. Пятигорская публика встретила ее восторженно. На концерте француженки присутствовал Лев Николаевич Толстой, благодаря чему и стал известен этот важный момент музыкальной жизни Кавминвод. Будущий писатель сделал запись в своем дневнике. Выглядит, правда, она довольно странно: «…был в концерте Кристиани. Плохо». Неужели Толстой, любивший серьезную классическую музыку, не оценил талант замечательной исполнительницы? Иные из пишущих о Толстом соглашаются с этой мыслью, пытаясь объяснить это «плохо» тем, что, мол, не понравилась писателю музыка, исполняемая публично.

Думается, дело совсем в другом. «Плохо» нужно соединять не с предшествующей, а с последующей фразой. Тогда получится: «…был в концерте Кристиани. Плохо. Отчего никто не любит меня? Я не дурак, не урод, не дурной человек, не невежа. Непостижимо?» Возможно, в театре произошло нечто, заставившее Льва Николаевича думать, что он неприятен окружающим – вот оно-то и «плохо». А Кристиани и ее музыка здесь совершенно ни при чем.

Важна эта запись и тем, что указывает нам одно из «толстовских» мест в Пятигорске – городской театр, где он бывал, возможно, не только на концерте Кристиани. Построен театр был во многом благодаря наместнику Кавказа М. С. Воронцову, немало способствовавшему развитию культуры и просвещения на Северном Кавказе. Сообщения о первых спектаклях появляются в 1851 году. Они получили высокую оценку зрителей. Один из них отмечал: «Мы видели игру актера-комика Алексеева в «Горе от ума», «Ревизоре» и восхищались ею; хвалили трагика Рыбакова в «Гамлете», «Разбойниках» и других замечательных драмах и комедиях». Не исключено, что какие-то из этих спектаклей Лев Николаевич мог видеть или слышать отзывы о них от своих знакомых. Сам же театр не соответствовал уровню играемых спектаклей. «Театр в Пятигорске снаружи – отмечал один из современников Толстого, – довольно почтенное, каменное, но некрасивое здание с окнами, забитыми досками... Внутренняя отделка проста до неудобства: потолок сколочен на живую нитку …Стены и ложи (в три яруса) выкрашены грязно-дикою краской. Вместо кресел стоят деревянные, ничем не обитые диваны». Кстати, может быть, именно к театральному зданию относилось толстовское «Плохо»?

Несколько слов о дальнейшей судьбе этого очага культуры. В нем с успехом выступали как российские, так и зарубежные гастролеры, в том числе артисты итальянской оперной труппы под управлением известного певца Франческо Корона. К концу ХIХ столетия, уже обветшавшее, здание было переоборудовано в цирк, а потом в кинотеатр «Колизей». Позже он получил новое название – «Родина» и существовал многие десятилетия. Действует он и сегодня. Наверное, стоит поместить на его стене мемориальную доску, сообщающую о состоявшемся здесь выступлении выдающейся исполнительницы прошлого и посещении ее концерта великим писателем.

К сожалению, поездка по холодной Сибири подорвала здоровье Кристиани, и спустя всего три месяца после пятигорского концерта, в октябре того же, 1853, года она скончалась в Новочеркасске, куда успела добраться, покинув Северный Кавказ. Так что, пятигорская публика, в том числе и Лев Толстой, были одними из последних, если не самыми последними, ее слушателями.

Надо полагать, что пример Лиз Кристиани вдохновил немалое число дам на дружбу с виолончелью. Говорят, ее звучание очень напоминает человеческий голос. Возможно, именно поэтому представительницы прекрасного пола, по тем или иным причинам не желающие демонстрировать вокальные данные, предпочитают выражать свои чувства с помощью смычка, способного извлекать из красивого инструмента волшебные звуки, так похожие на пение без слов.

Вадим ХАЧИКОВ,

Заслуженный работник культуры РФ.