Log in

12 декабря 2017 года, 03:45
Итоги чемпионата и первенства Ставрополья по автокроссу-2017.
В краевом Минестерстве ЖКХ накануне отобрали организации, которые пополнят единый Реестр квалифициро
За нарушение закона московская организация раскошелится на 50 тысяч рублей.
«Дорожные карты» по развитию ЖКХ на 2017–2020 годы должны разработать и утвердить все регионы России
В Ессентуках борются с последствиями снегопада.

Эхо полузабытой войны

Не сомневаюсь: у каждого жителя нашей страны в памяти хранятся основные даты Великой Отечественной войны. Большинство из нас помнит и годы других крупных войн, которые вела Россия. Но боюсь, что лишь историки да завзятые любители старины вспомнят о том, что ровно 140 лет назад, в 1877 году, началась Русско-турецкая война, которая принесла освобождение народам Балканского полуострова от многовекового Османского ига. Несопоставимая по масштабам с другими военными событиями XIX и XX столетий, эта война, тем не менее, сказалась на жизни россиян той поры.

К сожалению, в людской памяти затерялись воспоминания о давней, полузабытой войне. Но в Пятигорске, вопреки людскому небрежению, все же слышится эхо событий тех лет. Начнем с того, что в городе существовали улицы Нижегородская и Драгунская (ныне Дзержинского и Рожанского). Они получили имена в честь Нижегородского драгунского полка, долгие годы располагавшегося в Пятигорске.

На Пятигорской земле Нижегородский драгунский полк оставался около трех десятилетий, которые оказались достаточно памятными как для полка, так и для города, давшего ему приют. Находясь в Пятигорске, нижегородцы хоронили умершего в 1873 году прославленного военачальника Кавказской войны генерала Н. Е. Евдокимова, под началом которого когда-то сражались. Именно Евдокимов сказал однажды полковому командиру нижегородцев: «Нижегородский полк ни в каких похвалах не нуждается. Он заслужил себе такую исключительную славу, которая никогда не умрет в летописях русской армии».

Из Пятигорска уходили нижегородцы на Русско-турецкую войну, где покрыли новой славой свои знамена, как и другая воинская часть, связанная с Пятигорском – Осетинский конный дивизион. Он был создан незадолго до Русско-турецкой войны, на которой принял боевое крещение. Дивизион блестяще показал себя в сражениях при взятии Шипки, Плевны, Казанлыка. Многие конники получили награды, в том числе, и знаки высшего воинского отличия – Георгиевские кресты. А весь дивизион был пожалован Георгиевским знаменем.

Несколько лет спустя, после Русско-турецкой войны, дивизион был передислоцирован из Грозного в Пятигорск. Здесь осетинские конники сменили Нижегородский драгунский полк, покинувший Северный Кавказ, и заняли его казармы. Тогда же командиром дивизиона был назначен Михаил Анзельмович Лыщинский-высокообразованный человек, большой любитель театрального искусства. Вместе с супругой Марией Петровной он организовал в Пятигорске драматический кружок, в постановках которого принимали самое деятельное участие многие представители пятигорской интеллигенции.

И, конечно же, Пятигорск, город-доктор, возвращал здоровье многим раненым участникам той войны – первая партия их с более близкого, Кавказского, фронта, прибыла уже в начале августа 1877 года. Вполне возможно, что с этим наплывом людей, остро нуждавшимся в лечении, было решено построить новый военный госпиталь, поскольку старый, располагавшийся на горе Горячей, к тому времени вконец обветшал. Новый госпиталь-лазарет на плане города за 1880 год помечен, как строящийся. Как раз в это время в Пятигорске для нужд военного ведомства сооружал Ермоловские, ванны владикавказский, зодчий Владимир Иосифович Грозмани. Он же, как известно, возводил и Офицерский дом в Кисловодске, который предназначался для офицерского отделения Пятигорского госпиталя. Поэтому можно смело предположить, что и проект госпиталя под Машуком тоже принадлежал ему.

Имя Грозмани позволяет протянуть еще одну ниточку от Пятигорска к военным действиям на Балканах. Как раз в это время родной брат Владимира Иосифовича, Евгений, сражался на полях Русско-турецкой войны, будучи адъютантом генерала Ф. Ф. Радецкого, командира 8-го корпуса. В него входили и войска, занявшие Шипкинский перевал, и удерживали его в течение пяти месяцев ценой невероятных усилий – в зимнюю стужу, под непрерывным обстрелом неприятельской артиллерии.

О страшных буднях войны и героизме рядового солдата рассказывают полотна триптиха «На Шипке все спокойно!» – одного из самых выразительных произведений Балканского цикла художника-баталиста В. Верещагина, созданного в 1878 году. Название для своей картины художник взял из официальных донесений Федора Федоровича Радецкого, который регулярно доносил о том, что «на Шипке всё спокойно», хотя прекрасно понимал, какими усилиями достается это спокойствие.

Сообщения с театра военных действий вызывали неподдельный интерес жителей и гостей города-курорта. Телеграфные сообщения о боях и потерях вывешивались на стене Николаевского вокзала в «Цветнике» – ко времени их получения здесь собиралась большая толпа. Многим хотелось узнать о ходе боевых действий, в которых принимали участие их родные и близкие. К сожалению, имена подавляющего большинства этих людей история не сохранила.

Известна лишь одна участница той войны – Анна Ивановна Коршунова. Уроженка Ставрополья, она отправилась на фронт вместе с казачьим отрядом, где служил ее муж. Муж погиб в боях на Шипке. А она продолжала выполнять свой долг и вернулась в Россию с медалью за участие в войне – первой, но не последней в ее судьбе. В составе пятигорского отряда сестер милосердия Александро-Георгиевской общины Коршунова была послана на Русско-японскую войну. В Первую мировую Анна Ивановна возглавила отряд своей общины, отправленный на Кавказский фронт. Потом, на фронте ее сменила настоятельница общины И. А. Образцова, а Анна Ивановна вместо нее возглавила сестер милосердия в Пятигорске.

Наверное, краеведам и историкам стоило бы поискать и другие имена, связывающие наш город с борьбой россиян за свободу братских народов.

Вадим ХАЧИКОВ,

заслуженный работник культуры РФ.