Log in

19 декабря 2018 года, 03:24

Как Минздрав России курортников фильтрует

Всем хорошо известно, насколько эффективным является санаторно-курортное лечение. После трех недель, проведенных в санатории, человек словно заново рождается, надолго забывая о своих болячках. Поэтому неудивительно, что многие так стремятся побывать на курорте. Особенно те, кому такие процедуры показаны по состоянию здоровья и рекомендованы лечащим врачом.

Но, оказывается, только лишь желания пациента и врачебного заключения зачастую оказывается недостаточно для того, чтобы получить заветную путевку в санаторий. А все потому, что Министерство здравоохранения России научилось очень ловко регулировать процесс допуска потенциальных курортников к месту отпуска курортных процедур. Происходит этот процесс просто и незатейливо. Федеральный Минздрав периодически издает свой приказ, в котором утверждается перечень показаний и противопоказаний к санаторно-курортному лечению. В зависимости от того, включено ли заболевание конкретного человека в тот или иной перечень, этот самый гражданин может либо оказаться счастливым обладателем путевки в санаторий, либо навсегда утратить шанс испытать на себе чудодейственную силу минеральных вод и лечебных грязей.

Здесь самое время сделать некоторое уточнение. Утвержденный Минздравом перечень показаний-противопоказаний практически не играет особой роли для тех, кто не испытывает дефицита наличности. Для такой категории людей продолжает действовать правило «За ваши деньги – любой каприз!» И, по большому счету, они могут себе позволить ничего не знать о новых министерских приказах, т. к. для них эта информация не представляет особого интереса.

Иное дело те наши сограждане, у которых со здоровьем дела обстоят не совсем благополучно. Но при этом положение с наличностью у них еще хуже, чем со здоровьем. Вот и получается, что для этих людей единственным способом попасть на курорт является получение бесплатной путевки, предоставляемой Фондом социального страхования. Правда, перед тем, как выдать санаторно-курортную путевку на руки, работник соцстраха несколько раз внимательно перечитает минздравовский приказ и сравнит диагноз пациента с теми, что включены в перечень показаний к санаторно-курортному лечению. И если, не дай Бог, в указанном документе его не обнаружится, обратившийся за социальной путевкой тут же получит отказ.

В идеале такая схема должна работать, как швейцарские часы. Все те заболевания, эффективность лечения которых с использованием курортных факторов доказана и ни у кого не вызывает сомнения, в обязательном порядке должны быть включены в утвержденный Минздравом перечень показаний. При этом в Фонде соцстраха должно быть столько средств, чтобы он смог оплатить путевки всем нуждающимся в санкурлечении.

К сожалению, до идеального состояния ни Минздрав, ни соцстрах пока еще не дотягивают, поэтому нам приходится иметь дело с совершенно иной реальностью, получившей название «оптимизация здравоохранения». Проще говоря, речь идет о банальной экономии бюджетных средств, в чем за последние годы весьма преуспело ведомство Вероники Скворцовой.

Подтверждением тому может служить утвержденный в мае 2016 года приказ Минздрава РФ № 281н, в котором по чиновничьему велению список показаний к санаторно-курортному лечению был серьезно сокращен. Продержался он всего два года и был отменен 7 июня 2018 года новым приказом МЗ РФ № 321н.

Прежний документ был настолько своеобразен, что о нем стоит сказать хотя бы пару нелестных слов. Особенно досталось приказу МЗ РФ № 281н от работников, страдающих профзаболеваниями, одним росчерком чиновничьего пера лишенных права на получение путевок на санаторно-курортное лечение за счет средств соцстраха. По данным профсоюзов, таковых набралось несколько десятков тысяч. И вот всех их на протяжении двух лет государство лишало поддержки и отказывало в столь необходимой им санаторно-курортной реабилитации.

Надо отдать должное, с таким положением дел работники, закаленные в непростых условиях трудовой деятельности, мириться не стали и в буквальном смысле слова забросали федеральный Минздрав письмами и жалобами, требуя от него исправить допущенную по отношению к ним несправедливость. Особенно отличилась в этом Федерация профсоюзов Свердловской области, главный доверенный врач которой Владимир Бондарчук, убедившись в нежелании министерских чиновников признать свою оплошность, направил обращение на «Прямую линию» с Президентом России Владимиром Путиным. То, что сказал тогда Владимир Владимирович руководителю министерства Веронике Скворцовой, для всех так и осталось тайной. Но реакция на слова президента поразила своей молниеносностью. Буквально на следующий день Вероника Игоревна подписала уже упоминавшийся приказ Минздрава № 321н, в котором требования профсоюзов столицы Урала нашли свое отражение в полном объеме.

Новым приказом исправлена и еще одна ошибка (хотелось бы думать, что это не были преднамеренные действия чиновников). Теперь санаторно-курортное лечение за счет средств Фонда соцстраха стало доступно взрослым, страдающим церебральным параличом. На то, что одну из самых незащищенных категорий больных, нуждающихся в оздоровлении на курортах, безосновательно лишили такой возможности, пытался обратить внимание ведомства Вероники Скворцовой депутат Госдумы, председатель Всероссийского общества инвалидов Михаил Терентьев. Но на все свои депутатские запросы он неизменно получал пространные ответы, в которых чиновники Минздрава утверждали, что «эффективность применения природных лечебных физических факторов у пациентов, страдающих детским церебральным параличом, во взрослом возрасте не имеет достаточной доказательной базы». Надо полагать, что прошедшие два года сотрудники Министерства и их подопечные на местах не сидели сложа руки и сумели-таки обзавестись убедительной «доказательной базой». В противном случае им пришлось бы объяснить свое прежнее нежелание немного облегчить жизнь больным, страдающим церебральным параличом.

Странным образом в ранее действовавший приказ Минздрава № 281н от 5 мая 2016 года не были включены медицинские показания для санаторно-курортного лечения взрослых и детей с целым рядом заболеваний системы кровообращения. И это при том, что курорты с железистыми водами для питьевого лечения и ванн, горные и приморские климатические станции считались главными при лечении малокровия (анемий) еще с середины XIX века. Если бы специалисты Минздрава не поленились и хотя бы пролистали «Руководство по бальнеотерапии» от 1892 года, они смогли бы узнать много интересного о том, что «вводимое при внутреннем употреблении этих источников железо весьма существенно способствует образованию гемоглобина и кровяных телец, и таким образом, устраняется главнейший момент малокровия». Вполне вероятно, что с этим «Руководством», а также с другими исследованиями, показывающими эффективность санкура при лечении многих заболеваний крови, они сумели ознакомиться, благодаря чему вернули еще одной категории больных право на бесплатное получение санаторно-курортных путевок.

В целом же, если сравнивать действующий 321-й и отмененный 281-й приказы МЗ РФ, следует отметить, что теперь показания для санаторно-курортного лечения как взрослых, так и детей значительно расширены. Тем не менее, к новому приказу Минздрава остается еще множество вопросов. Например, как объяснить тот факт, что в перечень показаний, утвержденных приказом от 7 июня 2018 года № 321н для санаторно-курортного лечения взрослых и детей, болезни верхних дыхательных путей не включены? Непонятно также, чем руководствовались минздравовские спецы, включая болезни щитовидной железы только в перечень показаний к санкурлечению для взрослых, а врожденные пороки сердца – только для детей. Не повезло также беременным женщинам. Для них государство не предусмотрело бесплатных путевок на курорт. Пока что не смогут воспользоваться правом подлечить свое здоровье в курортных условиях граждане с онкологическими и некоторыми другими заболеваниями.

Возможно, с таким положением дел придется смириться до следующего обращения к Президенту России на очередной «Прямой линии». По крайней мере, эффективность таких обращений доказана на практике, и граждане, посчитавшие, что их в чем-то незаслуженно обделили, периодически и довольно результативно пользуются ею.

Нельзя не упомянуть и о том, что в действующем минздравовском приказе дополнительно к ранее имевшимся 15 противопоказаниям к получению санаторно-курортной путевки добавлено еще одно – «Неизлечимые прогрессирующие заболевания и состояния, требующие оказания паллиативной медицинской помощи». Все дело в том, что санаторно-курортное лечение и ранее не входило в перечень мероприятий, необходимых для нормальной жизнедеятельности смертельно больных людей. Так что смысл во включении в обновленный список данного противопоказания довольно сомнительный. Но раз Минздрав сделал это, значит, так тому и быть.

Можно было бы порадоваться за нынешнее руководство Министерства здравоохранения России, которое вроде бы прозрело и стало более внимательно относиться к санаторно-курортному комплексу страны, максимально используя его потенциал для оздоровления нации. Но тот факт, что делает оно это с явной неохотой и в большинстве случаев по принуждению, заставляет усомниться в наличии изменений во взглядах чиновников от здравоохранения на лечебно-оздоровительные местности и курорты России.

Такое странное отношение Минздрава к курортной отрасли привело к заметному ослаблению позиций санаторно-курортного комплекса страны. Пресловутая оптимизация обернулась сокращением срока пребывания курортников в санаториях. Если ранее, в советский период, санаторная путевка была рассчитана на 24 дня, и все лечебные процедуры подбирались, исходя из такого количества дней, то затем в Минздраве решили, что для отдыха и лечения вполне достаточно и 21 дня. В последнее время появились новые «наработки», согласно которым эффект от санаторного лечения может быть достигнут и за две недели пребывания на курорте. И это с учетом периода адаптации и получения минимум 10 прописанных доктором процедур. Многие специалисты-курортологи называют такие действия чиновников от здравоохранения профанацией. С их мнением трудно поспорить. Особенно если сравнить некоторые цифры.

В 80-х годах прошлого века на курортах КМВ отдыхало и лечилось чуть более 1 млн человек. При этом на отпуск бальнеопроцедур и питьевое лечение им ежедневно отпускалось 6,5 тыс. м3 минеральной воды, большая часть которой предназначалась для принятия минеральных ванн. Согласно статистическим данным, в настоящее время заполняемость здравниц Кавминвод достигла прежних показателей. Но при этом потребление минеральной воды на курорте сократилась до 1,5 тыс. м3 в сутки, т. е. почти в 4,5 раза. Что же касается уникальной тамбуканской лечебной грязи, то ее в курортной практике стали использовать чуть ли не в 10 раз меньше, чем это было в конце прошлого столетия. Пожалуй, трудно свести все к росту числа противопоказаний, препятствующих использованию природных лечебных ресурсов для оздоровления россиян. Причиной такого безрадостного положения является экономия бюджетных средств или, как принято говорить в Минздраве – «оптимизация».

По этой же причине на курортах Кавказских Минеральных Вод, как по команде, закрылось несколько специализированных детских санаториев. От такого решения здоровье молодых россиян вряд ли улучшилось. Скорее наоборот. Тем не менее, никаких конкретных действий чиновников Минздрава, направленных на исправление допущенной оплошности, не последовало.

На этом перечень неприятностей, преподнесенных федеральным Минздравом курортам Кавминвод, не заканчивается. Если раньше врач учитывал пожелание больного и мог рекомендовать, например, курорт Ессентуки или курорт Кисловодск, то теперь он указывает только профиль курорта. Как результат, региональные отделения Фонда соцстраха стали массово направлять местных жителей на «свои» курорты, даже если их возможности заметно уступали Кавминводским здравницам. Это повлияло на поток отдыхающих из других регионов России. И все потому, что так решили не по медицинским показаниям, а по экономическим соображениям.

Вот и получается, что пока федеральный Минздрав по своему усмотрению сортирует и фильтрует курортников, об улучшении ситуации на курортах Кавказских Минеральных Вод остается только лишь мечтать.

Надежда АЛЕКСЕЕВА.