Log in

26 сентября 2018 года, 05:04

Кубань и Крым не рискуют, а курсборщики Ставрополья идут напролом

Одним из главных своих достижений на ниве преобразований федеральных курортов и, прежде всего, курортного региона Кавказских Минеральных Вод, руководство Министерства по делам Северного Кавказа громогласно объявило принятие федерального закона о так называемом курортном сборе. Смысл данного сомнительного достижения заключается в неловкой попытке переложить ответственность за модернизацию инфраструктуры ведущих курортов Российской Федерации с федерального бюджета на плечи и не слишком пухлые кошельки наших соотечественников.

И это при том, что такое новаторское решение, с одной стороны, не в полной мере вписывается в нормы действующего законодательства, определившего, что развитие инфраструктуры курортов федерального значения является расходным обязательством федерального бюджета, а с другой стороны, выглядит не совсем красиво по отношению к своим гражданам, решившим отдать предпочтение не заграничным, а своим, родным курортам, таким образом воплотив в жизнь пропагандируемую руководством страны политику импортозамещения. Тем более, когда речь идет не о каких-то абстрактных туристах, которые могут поехать на курорт, а могут, испугавшись нового сбора, отказаться от такой затеи или разместиться в частном секторе, где их никакой контролер не найдет. Самой уязвимой категорией россиян при таком раскладе могут оказаться те граждане, которым по состоянию здоровья показано санаторно-курортное лечение, и иного способа сравнительно недорого, качественно и не в унылой больничной палате поправить свое здоровье у них просто не существует. Представляется странным и нелепым требовать от своих сограждан оплаты входного билета в природную поликлинику, каковой по своей сути является бальнеологический курорт. Так, чего доброго, можно дойти и до абсурда, законодательно закрепив право требовать оплаты за вход в районные и городские поликлиники. А что, там ведь тоже с инфраструктурой сплошные проблемы, и лучшего способа, как всем миром сброситься на их ремонт, для некоторых горячих голов, возможно, и не существует.

Принятие закона о курортном сборе было довольно мучительным. За исключением Минкавказа и поддержавших эту затею руководства четырех субъектов Российской Федерации (Алтайского, Краснодарского и Ставропольского краев, а также Республики Крым) мало кто испытал чрезмерный оптимизм от предложенного нововведения. А вот сомневающихся в целесообразности такой затеи было предостаточно. К слову сказать, Президент Российской Федерации Владимир Путин на заседании президиума Госсовета, проходившем летом 2016 года в курортной Белокурихе, предложил вначале все тщательно просчитать и действовать предельно аккуратно.

Как раз с этой самой аккуратностью ничего и не получилось. Минкавказ на скорую руку сочинил проект закона, который председатель бюджетного комитета Госдумы России Андрей Макаров назвал безграмотным. Несмотря на очевидную нелепость и комичность ситуации, закон о курортном сборе все же утвердили. А чтобы хоть как-то оправдать свою поспешность, депутаты заверили всех, что они будут пристально наблюдать за ходом его реализации и оперативно вносить в него изменения, с тем, чтобы к концу срока действия эксперимента по взиманию курортного сбора закон получился идеальным. В таком случае возникал резонный вопрос: «А что, собственно говоря, мешало вначале все тщательным образом взвесить, просчитать, учесть все мелочи, а затем принимать решение, ставить или не ставить такой эксперимент на своих гражданах?» Но на такой неудобный вопрос решили не обращать никакого внимания.

В таком же авральном режиме были приняты соответствующие региональные законы, утвердившие ставку курсбора на каждой территории, включившие дополнительные категории льготников и некоторые другие нюансы. Если не вдаваться в детали, то самым либеральным закон получился у крымчан и у краснодарцев. И на полуострове, и на Кубани решили не впадать в крайность и установили чисто символический размер курортного сбора, равный 10 рублям в сутки. В дополнение к этому, в обоих субъектах расширили список льготников, добавив к ним жителей своего региона и всех, кто приезжает на лечение в санатории по путевкам.

Самый жесткий вариант закона приняли законодатели Ставропольского края. Они проголосовали за максимальную ставку курсбора (50 рублей) и не стали расширять список льготников.

Что же касается еще одного субъекта, участвующего в эксперименте – Алтайского края, то при всем уважении к динамично развивающемуся федеральному курорту Белокурихе, его дюжина санаториев, в которых ежегодно отдыхают примерно 100 тыс. человек, вряд ли может рассматриваться как серьезный конкурент курортам Кавказских Минеральных Вод с их 135 здравницами и миллионом курортников. Скорее всего, нахождение Белокурихи в «списке четырех» – это умный рекламный ход местного руководства, решившего использовать медийное пространство для продвижения курорта.

Несмотря на то, что в последние годы количество приезжающих на алтайский курорт москвичей и жителей Санкт-Петербурга заметно увеличилось, основной контингент отдыхающих там по-прежнему составляют жители Красноярска, Новосибирска и Кузбасса. И это пока еще серьезно отличает его от Кавминвод, южного берега Крыма и черноморских курортов Кубани. Справедливости ради, следует сказать, что алтайцы проявили осторожность, остановившись на величине сбора в 30 рублей, попутно добавив к общероссийскому списку еще одну категорию льготников.

Дальнейшее развитие событий показало, что споры вокруг сбора на этом не прекратились. Более всего вопросов вызывал механизм взимания денежных средств. Для его отработки отводилось полгода, в течение которых местные чиновники клятвенно обещали все проблемы решить, все мелочи учесть.

Наиболее красноречиво о том, чего стоят чиновничьи обещания, показали события, которые стали разворачиваться незадолго до 1 мая 2018 года, т. е. непосредственно перед началом взимания курортного сбора.

В конце марта текущего года парламентарии Кубани проголосовали за отмену курсбора в Краснодарском крае на время подготовки и проведения Чемпионата мира по футболу 2018 года. Теперь на черноморском побережье туристы начнут платить червончик в день, начиная с 16 июля 2018 года. Конечно же, футбол – игра серьезная, и к ней нужно относиться со всем уважением. Правда, менять законы из-за игры – это уж слишком.

Что, местные депутаты, принимая в ноябре 2017 года закон о курсборе, не знали о предстоящем чемпионате мира и сразу не могли учесть такое важное обстоятельство? Теперь же их действия стали более похожими не на стремление исправить допущенную ошибку, а на попытку тихо отойти в сторонку и понаблюдать, как остальные участники «курсборного процесса» набьют себе шишек в этом непростом деле.


Существует еще одно обстоятельство, которое не позволяет всерьез отнестись к объяснениям кубанских депутатов о том, что курсбор споткнулся о футбол. Как известно, при принятии федерального закона довольно часто ссылались на европейский и мировой опыт. Говорили о том, что курсбор существует во многих странах, на которые нам следует равняться. Но вот что интересно: в Японии в 2020 году пройдут Олимпийские игры. Чтобы они прошли на достойном уровне, власти Страны Восходящего Солнца приняли решение: начиная с 7 января 2019 года, ввести для прибывающих туристов новый налог. Сумма въездного налога составит 1000 йен (примерно 550 рублей). Как ожидается, его введение обеспечит поступление в государственный бюджет страны около 43 млрд иен в год (около 22 млрд рублей). Поэтому вопрос: «Почему мы так творчески обращаемся с мировым опытом?» – для многих так и остался без ответа.

В конце апреля дрогнули крымчане. Они поступили еще мудрее своих коллег, проживающих на другом конце керченского моста. Республиканский парламент взял и проголосовал за перенос взимания курсбора аж до 1 мая 2019 года. Буквально за неделю до начала действия ими же утвержденного закона парламентарии выяснили вдруг, что подготовительные мероприятия, необходимые для организации администрирования курортного сбора, не выполнены. За полгода так и не удалось сформировать реестр операторов сбора, не была разработана эффективная система учета плательщиков, законодательно не отрегулирована ответственность операторов и плательщиков за отказ от уплаты сбора и т. д.

Если быть до конца честным, то озвученные крымскими парламентариями вопросы в полной мере относились ко всем четырем субъектам, участвующим в эксперименте по модернизации инфраструктуры федеральных курортов за деньги населения. С той только разницей, что реакция на них оказалась разной.

И снова заметнее всего выделились ставропольчане. Привить курортникам любовь к уплате курсбора они предложили штрафными санкциями. Для этого решили внести изменения в Кодекс об административных правонарушениях. Отказавшихся платить сбор туристов предложили штрафовать на сумму от 500 до 2 тысяч рублей. Для санаториев и гостиниц сумму штрафа решили поднять до 10 тысяч. Спорили по данному поводу очень много. Но в конечном итоге от такой затеи решили пока отказаться. На одном из заседаний, где рассматривался вопрос, штрафовать или нет «курортных уклонистов», председатель бюджетного комитета регионального парламента Юрий Белый корректно остудил пыл энтузиастов, заявив: «Не создадим ли плохую репутацию нашим Водам?

Надо подумать, не торопимся ли?». Последовавшие за этим разъяснения специалистов, утверждавших, что механизм сбора удастся отрегулировать не раньше конца мая, фактически поставил точку в развернувшейся полемике. Вдобавок ко всему, представители здравниц категорически высказались о своем нежелании, как они выразились, «охотиться на курортников» и требовать от них уплаты курсбора.

Больше о штрафах не стали говорить.

Таким образом, эксперимент, поначалу воспринятый с явным воодушевлением, еще до своего начала серьезно забуксовал. Кто оказался понаходчивее, тот не стал рисковать и занял выжидательную позицию. Ставропольский край в очередной раз решил продемонстрировать свою любовь к пилотным проектам и принять на себя всю порцию негатива, который неизбежно будет сопровождать процесс отладки и функционирования механизма сбора денег с курортников и прочих туристов. Уже сейчас можно с уверенностью говорить о том, что заработать на курсборе определенно можно будет только дурную славу. Чего не скажешь о деньгах, ведь вряд ли найдется экономист, считающий успешным эксперимент, который позволит, например, увеличить бюджет города-курорта Пятигорска менее, чем на 1%. Это не считая затрат на администрирование, борьбу с неплательщиками, неэффективность использования собранных средств и прочие изъяны.

В таком случае вполне могут оказаться правы те эксперты, которые утверждают, что реальными последствиями взимания курортного сбора могут стать усиление частного сектора, поддержка теневого бизнеса, удар по малообеспеченному населению и снижение популярности внутреннего туризма.

Более всего из перечисленного списка «побочных эффектов» может достаться курортам Кавказских Минеральных Вод. Причем произойдет это в год 215-летия придания Кавминводам государственного статуса.

Можно даже не сомневаться, что подобный поворот событий даже в страшном сне не мог бы присниться императору Александру I, подписавшему в 1803 году свой знаменитый Рескрипт.

Игорь СЕВЕРИН.