Log in

21 июня 2018 года, 21:05

Минкавказ не сумел повысить инвестиционную привлекательность СКФО

Во вторник, 17 апреля 2018 года, в Ессентуках, в здании, которое прежде занимала администрация Кавказских Минеральных Вод, чиновники Министерства по делам Северного Кавказа собрались, чтобы подвести итоги своей деятельности за 2017 год. Для участия в работе итоговой коллегии министерства были приглашены: руководители субъектов региона, сенаторы, депутаты Госдумы, заместитель полпреда Президента РФ в СКФО, члены Общественной палаты при Минкавказа, представители СМИ. По непонятной причине сенаторов и депутатов, представляющих Ставропольский край в федеральном парламенте, в зале не оказалось, чего не скажешь об их коллегах из других субъектов округа.

Журналисты, как народ сведущий и умеющий не только писать, но и читать между строк, обратили внимание на странный выбор даты проведения итогового совещания. На Ставрополье, как, впрочем, и в некоторых соседних регионах, так уж сложилось, что вторник, следующий через неделю после православной Пасхи, является выходным днем. Этот день еще называется Радоницей, и многие верующие и неверующие граждане предпочитают проводить его на кладбище, чтобы помянуть усопших родственников. В Москве об этом могут и не знать. Но чтобы федеральное ведомство, созданное для социального и экономического развития Северо-Кавказского региона, было не в курсе, – это может рассматриваться как досадный промах. Тем более, что такое совпадение по дате способно вызвать не самые выигрышные для Минкавказа ассоциации.

Выступая перед собравшимися, заместитель полпреда Президента в СКФО Олег Фадеев был предельно лаконичен. Он напомнил об уникальности и стратегической важности Северо-Кавказского региона, а также о наличии многочисленных проблем, которые необходимо оперативно решать. Прежде всего, следует добиться сокращения безработицы и повышения уровня жизни жителей региона. По его мнению, необходимо «сверить часы и выработать реальную стратегию развития округа». Завершил свое выступление Олег Фадеев рекомендацией министерству «более конкретно заниматься реальным сектором экономики», из чего выходило, что в этом направлении работы в ведомстве Льва Кузнецова пока еще имеются серьезные проблемы.

Последовавший за этим доклад главы Минкавказа показал, что руководству одного из самых молодых федеральных министерств не удалось в полной мере раскрыть свой потенциал, несмотря на то, что такие попытки предпринимались неоднократно. Приведенные министром статистические данные свидетельствовали об отсутствии заметной динамики роста такого важного для экономики показателя, как инвестиции.

Как известно, капитал всегда идет туда, где ему комфортно, где действуют понятные правила, где просматривается долгосрочная перспектива. К большому сожалению, еще рано говорить о том, что это все в полной мере присутствует на Северном Кавказе.

Но, как оказалось, проблемы возникают не только с частными инвестициями. Из доклада министра следовало, что в субъектах округа не научились эффективно работать с федеральными деньгами, и что это создает серьезные трудности при отстаивании заявок на увеличение лимитов.

Из положительных моментов глава Минкавказа особо остановился на успехах в развитии туркластера. По его словам, каждый рубль, вложенный в развитие инфраструктуры туриндустрии, позволяет получить экономический эффект в пятикратном размере. Но тут же Лев Кузнецов заявил, что в развитии туркластера наметился явный перекос. Деньги федерального бюджета исправно выделяются на строительство канатных дорог и на создание соответствующей инженерной инфраструктуры. В то же время развитие кластера сдерживают частные инвесторы, неохотно вкладывающие свои капиталы в строительство гостиниц и других объектов размещения. Если вспомнить, что буквально недавно Правительство России одобрило выделение «Курортам Северного Кавказа» из федерального бюджета более 13 млрд рублей на то, чтобы в ближайшие три года проложить новые горнолыжные трассы и построить новые подъемники на склонах гор, становится непонятным, для чего это делается, если нет необходимого количества мест размещения.

Единственно разумным объяснением таких нелогичных действий могут быть слова, сказанные Львом Кузнецовым о том, что 2017 год в Министерстве рассматривали как период, отведенный для «набивания шишек», с тем, чтобы в дальнейшем не наступать на одни и те же грабли. Но, видно, такое интересное занятие пришлось по вкусу некоторым федеральным чиновникам, и они решили продолжить его на ближайшую трехлетку.

Говорил министр и о необходимости создания медкластера на Кавминводах. Он выразил уверенность в том, что в 2018 году проект кластера будет разработан, что позволит со следующего года приступить к его непосредственному строительству. Но и здесь возникла явная проблема, о которой министр почему-то умолчал. В «Программе социально-экономического развития СКФО до 2025 года» указано, что проект инновационного кластера должен быть реализован не позднее 2020 года. Но в той же Программе средств федерального бюджета заложено в объеме, достаточном лишь для строительства полкластера. А что дальше с этой незавершенкой делать – об этом не знает. Не обошел Лев Кузнецов своим вниманием и вопрос, который уже без малого четыре года волнует общественность Кавминвод. Речь, конечно же, идет о разработке законопроекта «О курортном регионе КМВ». Было сказано, в частности, что это время было потрачено не напрасно, и что теперь-то уж точно разработчики проекта закона «нашли синхронизацию со всеми вопросами». А раз так, то министр заверил, что в текущем году в этом вопросе «мы поставим точку». Вместе с тем, судя по бурной реакции, которую вызвала публикация очередного варианта судьбоносного для курортного региона законопроекта, об этом говорить пока еще рано. Скорее всего, вместо точки министерство снова поставит многоточие, что на деле будет обозначать «Продолжение следует».

Если говорить коротко, то проблемных вопросов в докладе министра Кузнецова прозвучало больше, чем ссылок на достигнутые успехи. И это можно рассматривать как объективную оценку сложившейся ситуации и результата работы возглавляемого им ведомства. Выступившие затем главы регионов говорили, в основном, о вещах, более им близких и понятных. Так, руководитель Северной Осетии-Алании Вячеслав Битаров предложил пересмотреть подход к разработке и утверждению проектно-сметной документации проектов, включаемых в госпрограмму развития округа. Он также взял на себя инициативу от лица всех руководителей регионов СКФО поблагодарить Министерство по делам Северного Кавказа за неоценимую помощь, оказываемую им. Скорее всего, это можно было рассматривать как дань уважения местным традициям. Честно говоря, на этот счет имеется и иная точка зрения. В частности, в начале марта 2017 года глава Чеченской Республики Рамзан Кадыров (который на заседание коллегии не приехал) пожаловался руководителю федерального Правительства Дмитрию Медведеву на нерасторопность чиновников Министерства, заявив: «Власти Чечни плотно работают с Министерством по делам Северного Кавказа, но у них как-то не получается».

Руководителя Карачаево-Черкесии Рашида Темрезова больше волновала проблема включения в разрабатываемую Стратегию развития туркластера СКФО курортов Домбая и Теберды.

Для главы Республики Ингушетия Юнус-Бека Евкурова наиболее важными проблемами были те, что связаны с выводом на проектную мощность построенных за бюджетные деньги швейной фабрики, завода по выпуску электросберегающих ламп и мукомольного комбината. Он даже предложил в ближайшее время провести в республике совещание на эту тему. И снова выходило, что с планированием и отбором инвестпроектов у Минкавказа остаются серьезные проблемы.

Из той же серии можно рассматривать довольно любопытное предложение, прозвучавшее от представителя Северной Осетии-Алании. Суть его сводилась к следующему: предлагалось в ближайшие годы открыть в республике 9 спиртзаводов, способных производить 35 млн декалитров биоэтанола. По расчетам местных экономистов, такое решение позволило бы значительно сократить уровень безработицы в республике и пополнить бюджетную систему страны на 2 млрд рублей. О «побочных эффектах» предлагаемого проекта выступающий ничего не сказал.

На этом фоне предложение главы Ставропольского края Владимира Владимирова выглядело вполне конкретным и заслуживающим внимания. Он заявил о необходимости разработки федеральной программы «Развитие Кавказских Минеральных Вод», в которой, прежде всего, отразить вопросы развития инфраструктуры: водоснабжения и водоотведения, строительства и реконструкции автодорог и т. д. Глава Минкавказа пообещал всестороннюю поддержку предложенному проекту. Такой поворот событий дал повод для некоторых размышлений. Подобная программа существовала ранее и принесла ощутимый результат для курортного региона. За ее реализацию отвечала администрация КМВ, осуществляющая также функции госуправления курортным регионом. В дальнейшем эта схема была сломана. И вот теперь выясняется, что прежняя модель управления курортным регионом федерального значения была не такой уж плохой. Тем более, что более эффективной за это время создать никому не удалось.

По традиции довольно оптимистично работу Минкавказа оценил председатель Общественного совета, советник гендиректора Агентства стратегических инициатив Анвар Гаджиев. В его выступлении не было никакой критики – сплошной позитив, что само по себе ни у кого из присутствующих не вызвало особого удивления.

Тем не менее не исключено, что в скором времени мы сможем услышать о некоторых критических моментах, связанных с деятельностью Минкавказа. Как известно, после аналогичного отчета Минкавказа за 2016 год, в апреле 2017 года свое веское слово сказала Генеральная прокуратура РФ. Надзорники выявили тогда многочисленные факты хищения бюджетных средств. Общий нанесенный ущерб был оценен ими в 942,9 млн рублей.

В мае 2017 года Счетная палата РФ раскритиковала Минкавказ за небрежное отношение к бюджетным средствам. В частности, аудиторов удивило приобретение министерством сверхдорогих телевизоров на 2,5 млн рублей. Был кратно превышен лимит на использование автотранспорта, что обошлось федеральному бюджету в лишних 5,4 млн рублей. В декабре 2017 года Генпрокуратура признала провальной деятельность АО «Корпорация развития Северного Кавказа», управление которой осуществлял Минкавказ.

Совсем недавно надзорники озвучили свои претензии к подконтрольному Минкавказа АО «Курорты Северного Кавказа». Речь идет о финансовых нарушениях в особо крупном размере. Так что благостную картину, нарисованную главой Министерства по делам Северного Кавказа Львом Кузнецовым, еще смогут основательно подпортить федеральные ведомства, осуществляющие контрольно-надзорную деятельность.

В таком случае это может негативно отра-зиться на судьбе министерства и поставить под сомнение его возможные перспективы. В условиях непростых экономических реалий, в которых оказалась наша страна, каждый бюджетный рубль должен использоваться с максимальной эффективностью. А вот с этой самой эффективностью у Министерства по делам Северного Кавказа и у его подопечных корпораций дела обстоят крайне неважно.

По правде говоря, критика в адрес Минкавказа стала поступать с момента его создания. Многие сомневались в целесообразности создания федеральных министерств не по отраслевому, а по территориальному признаку. После того, как 15 июля 2015 года Президент Российской Федерации Владимир Путин подписал указ об упразднении Министерства по делам Крыма, вполне ожидаемым могло быть принятие аналогичного решения по двум оставшимся министерствам – по делам Северного Кавказа и по развитию Дальнего Востока. Вероятнее всего, в руководстве страны посчитали, что проблемы социально-экономического развития данных территорий решены не в полной мере, и поэтому вынуждены были оставить созданные территориальные ведомства для доведения начатого процесса до логического завершения.

Что касается Министерства по развитию Дальнего Востока, то здесь все понятно и практически не вызывает вопросов. Не так давно были опубликованы итоги работы министерства за 2017 год. Честно признаться, порадовали дальневосточники. Посудите сами: инвестиции в основной капитал на Дальнем Востоке достигли рекордных для современной России значений – 1,2 трлн рублей. Темп роста инвестиций опередил среднероссийский показатель почти на 13%. По итогам 2017 года ДФО занял первое место среди федеральных округов России по темпу роста инвестиций в основной капитал.

В прошлом году на Дальнем Востоке создано 4 новые территории опережающего развития: ТОР «Свободный» (Амурская область), ТОР «Нефтехимический» (Приморский край), ТОР «Николаевск» (Хабаровский край), ТОР «Курилы» (Сахалинская область). На конец 2017 года на них было зарегистрировано 8 резидентов с инвестиционными проектами на сумму 1,6 трлн рублей с созданием 7,5 тыс. новых рабочих мест. Всего же, по состоянию на 31 декабря 2017 года, резидентами ТОР инвестировано в экономику Дальнего Востока 76 млрд рублей частных инвестиций. Причем на каждый рубль бюджетных средств было привлечено 8,8 рублей частных инвестиций.

Можно еще сказать о программе «Дальневосточный гектар», о которой не только слышали в любом уголке России, но и многие граждане принимали активное участие в ее реализации. Впечатляющая информация приходит с острова Русского, с нового космодрома, с острова Сахалина. Так что жителям Северного Кавказа приходится с завистью наблюдать, как у одних все получается, а другие только и занимаются тем, что объясняют, почему инвесторы не идут, почему средства бюджета откровенно разворовываются, почему даже построенные объекты не работают и т. д. Может быть, все дело обстоит в названии? Успешно работающее министерство называется Министерством по развитию Дальнего Востока. Вот оно и занимается решением вопросов, связанных с развитием территории. А ведомство, возглавляемое Львом Кузнецовым, именуется иначе – Министерство по делам Северного Кавказа. Поэтому с ним связано так много дел, в том числе и уголовных, возбуждаемых Следственным комитетом России.

Как бы там ни было, ясно одно: никакого экономического чуда Минкавказ сотворить не смог. Но в таком случае возникает вполне закономерный вопрос: «А нужно ли вообще такое министерство, наличие которого практически никак не отражается на изменении социально-экономических показателей региона?»

Тимур АГУЗАРОВ.

НА СНИМКЕ: идет совещание; Лев Кузнецов – российский государственный деятель и предприниматель, министр РФ по делам Северного Кавказа.

Фото Константина САИЕВА-ЕСОЯНЦ.