Log in

19 сентября 2018 года, 12:58

Пустые хлопоты Хлопонина

Прозвучавшее в начале февраля 2018 года предложение вице-премьера российского Правительства Александра Хлопонина посредством создания некой супермонополии решить все проблемы, связанные с производством и реализацией бутилированной минеральной воды, заставило в очередной раз внимательно посмотреть на данную проблему и попытаться разобраться, действительно ли этот шаг является наиболее оптимальным способом ее решения.

Если спросить любого серьезного экономиста, то он, не задумываясь, ответит вам, что любая монополия – это зло, ведущее к загниванию и порождающее множество всевозможных проблем. Не секрет, что стремление разрушить госмонополию на все и вся было одним из побудительных моментов, приведших в конечном итоге к смене государственного строя в нашей стране в начале девяностых годов прошлого столетия. Тогда большинство сошлось во мнении, что его величество рынок сам отрегулирует спрос и предложение, решит вопросы качества продукции, сделает так, что в условиях конкуренции на плаву останутся только те компании, которые будут выпускать качественную продукцию по приемлемым ценам. По крайней мере, так нас учили шустрые «чикагские мальчики», воодушевленные всякими Соросами и прочими идеологами рыночной экономики.

Теперь вот те, кто удачно воспользовался предоставленным шансом максимально подняться по социальной лестнице, остальным неудачникам предлагают позабыть о равных возможностях рыночной экономики и молча согласиться на возврат к ее прежней авторитарно-монопольной модели. При этом, правда, стыдливо забывая пояснить, что те, кто волей судьбы оказался на вершине пирамиды, в результате предлагаемых новаций, только укрепят свои позиции и капиталы, а те, кто находится у ее основания, вынуждены будут навсегда позабыть о равенстве возможностей и справедливости.

Как это ни грустно осознавать, уже никого не удивляет, что подобного рода предложения идут от чиновников самого высокого уровня. Предлагалось и не такое. К счастью, большинству из этих проявлений креатива так и не суждено было сбыться, что вселяет определенный оптимизм в души наших сограждан.

Для Александра Хлопонина это была не первая попытка что-то объединить, создать структуру, с помощью которой было бы удобно решать поставленные задачи.

Еще в бытность Хлопонина полпредом Президента РФ в Северо-Кавказском федеральном округе, он запомнился навязчивой идеей объединить города Кавминвод в одно муниципальное образование. «Всю эту территорию, которую мы красиво называем Кавказскими Минеральными Водами, куда входят Лермонтов, Кисловодск, Пятигорск и другие города, нужно объединить в единое муниципального образование – Минеральные Воды», – убеждал всех Александр Хлопонин.

Как показали дальнейшие события, эта затея с треском провалилась. Первая же попытка продвинуться по пути объединения муниципальных образований курортного региона закончилась, в буквальном смысле, топорной работой (это когда в администрации города Лермонтова некие энтузиасты из числа особо одаренных топором пытались взломать кабинет градоначальника). После этого последовала череда скандалов, в результате чего идея объединения четырех уникальных федеральных курортов в некую безликую, непонятную и громоздкую агломерацию сама собой исчезла с повестки дня.

Говоря о прекрасных перспективах, открывающихся перед жителями Кавминвод в случае создания агломерации, тогдашний полпред Президента РФ в качестве одного из основных аргументов приводил такой: «Город Пятигорск замкнут внутри себя, все закончится тем, что у нас в центре города будет завод по переработке мусора из-за того, что у нас два главы между собой воюют и не могут договориться».

Как в воду смотрел Александр Геннадьевич! Теперь он является одним из главных инициаторов строительства в Пятигорске на месте старого мусоросжигательного завода нового, способного сжигать уже не 100 тысяч тонн ТБО в год, а целых 500 тысяч! И даже необходимые для этих целей денежные средства в размере 20 – 25 млрд рублей в федеральном бюджете пытается отыскать. А вот, если бы ему удалось добиться своей цели по созданию агломерации, то в самом ее сердце уютно бы расположился экологически опасный объект с топками для сжигания бытового мусора. И вряд ли это можно было бы считать успешным проектом по сохранению отечественных бальнеокурортов.

В следующий раз с идеей хоть что-то монополизировать зампред федерального Правительства Александр Хлопонин поделился в декабре 2015 года. Теперь он предложил ввести монополию на производство спирта. «Монополия на продажу спирта, мне кажется, – это очень важная проблема, которой государство должно заниматься в следующем году и поставить это под контроль», – сказал Хлопонин в одном из своих интервью. У этой идеи сразу же нашлись серьезные оппоненты. Не поддержали ее и депутаты-рыночники из комитета по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству, отклонив соответствующий законопроект. В дальнейшем процесс монополизации продвигался вперед с горем пополам, так и не добравшись до своей финальной стадии.

Не исключено, что, осознав невозможность одним махом навести порядок на рынке производства горячительных напитков, курирующий отрасль зампред федерального Правительства в феврале 2018 года стал предлагать решение проблемы, что называется, по частям. Вначале, по его мнению, необходимо добиться запрета на продажу суррогатов под видом коньяка и шампанского, для чего уже до конца текущего года следует внести соответствующие изменения в федеральное законодательство. Общаясь с журналистами, Александр Хлопонин был предельно откровенен: «Меня пугает, когда вместо коньяка на полках появляется чистый спирт с красителем, который в него добавляют и продают под маркой «коньяк». И мы сейчас постепенно, в рамках 171 федерального закона, который в целом регулирует отрасль производства алкогольной продукции, потихоньку подходим к решению».

В данном высказывании есть два существенных момента.

Во-первых, это то, что вице-премьера Правительства уже пугает суррогатный коньяк. То есть, подкрашенный непонятно чем спирт на протяжении многих лет никого не пугал. И тут вдруг, совершенно неожиданно, проблема поразила своими масштабами и последствиями. В таких случаях принято говорить, что лучше поздно, чем никогда.

А, во-вторых, слишком нежно и неубедительно звучат слова о том, что мы «потихоньку подходим к решению». Согласитесь, что слова «пугает» и «потихоньку» довольно сложно объединить в одну конструкцию. Но и здесь, по всей видимости, имеется какой-то скрытый смысл, который нам, простым смертным, не дано понять.

Не добившись желаемых результатов в создании агломерации и введении монополии на спирт, Александр Хлопонин решил сконцентрироваться на реализации проекта № 3, в котором слово «монополизм» также занимает ключевое место.

На этот раз настал черед наших самых известных минеральных вод «Нарзан» и «Ессентуки». Под предлогом борьбы с подделками, заполонившими рынок, промышленный розлив минералки с известными брендами решено теперь сконцентрировать в одних руках. Не понять только идеологам монополизма, что такая цель насколько хороша, настолько и трудно достижима. Взять, например, минеральную воду «Боржоми». После длительного периода консолидации бренда у этой минералки теперь один хозяин. И что, подделывать ее перестали? Как бы не так! Стоит бутылка «Боржоми» около 100 рублей (что в 2 – 3 раза дороже той же «Славяновской» или «Ессентуки № 4»). Вот и появляется периодически на рынке контрафактный «Боржоми». Получается, что монополия не спасает от подделки. А это лишний раз убеждает нас в том, что многочисленные контролеры и надзорники, призванные следить и пресекать, а также те, кто должен законодательно отрегулировать все тонкости процесса производства и реализации минеральной воды, явно недорабатывают. Вот в этом, а не в желании создать очередную монополию, кроется корень зла!

Чтобы убедить сомневающихся в правильности предложенного способа решения проблемы, в интервью, данном корреспондентам «Российской газеты» 11 февраля 2018 года Александр Хлопонин заявил: «Существует около 30 компаний, которые разливают минералку «Ессентуки», и мы не понимаем, откуда они берут эту воду, где скважина, из которой они берут воду». А еще он добавил: «Есть три базовых собственника месторождения, которые производят «Ессентуки». Должна быть либо монополия, либо эти три производителя должны объединить активы, вообще на сторону не выдавать никому ни литра воды, а самим производить воду».

Судя по приведенному выше высказыванию, Александр Геннадьевич не очень четко представляет себе проблему, которую намерен решить с помощью создания очередной монополии.

Во-первых, на Кавминводах никогда не было 30 компаний, разливающих в бутылки «Ессентуки». До недавнего времени таких фирм было всего 10. Но с тех пор, как «Кавминкурортресурсы» расторгли договора на поставку минеральной воды Ессентукского месторождения с большинством из них, право легально бутиллировать «Ессентуки № 17» осталось только у двух заводов: ессентукского ООО УЗРМВ «Аква-Вайт» и пятигорского ООО «Кавминпрод». Остается только гадать, кто так дезинформировал зампреда.

С «тремя ключевыми собственниками месторождения, которые производят «Ессентуки», тоже выглядит не все так однозначно. Дело в том, что, в соответствии с действующим законодательством, недра находятся в госсобственности. А вот право пользоваться ими на основании лицензии может передаваться юридическим лицам. Быть собственником месторождения и получить право им пользоваться – согласитесь, это не одно и то же. Жаль, что не все зампреды Правительства знают об этом. Да и разницу между «добывают из недр» (что делают недропользователи) и «производят» (чем занимаются заводы) тоже неплохо было бы видеть.

Что же касается тех, кого Александр Хлопонин назвал собственниками недр, то, по всей видимости, он имел ввиду ОАО «Кавминкурортресурсы», которому принадлежит лицензия на Центральный участок Ессентукского месторождения, компанию «Вимм-Билль-Данн» (дочерняя структура «Пепси-Колы»), являющейся недропользователем на Новоблагодарненском участке, и ООО «Холод-розлив», обладающим лицензией на Западно-Быкогорский участок. По мнению экспертов, говорить об объединении интересов транснациональной корпорации «Пепси-Кола» и ОАО «Кавминкурортресурсы» на данном этапе преждевременно – слишком разные цели ставят они перед собой. Да и тот факт, что у «Пепси» скважины дают в 2 раза больше «Ессентуки № 4» и в 3 раза больше «Ессентуки № 17», чем «Кавминкурортресурсы», тоже не следует сбрасывать со счета, моделируя ситуацию, кто, с кем и на каких условиях будет объединяться.

А вот со скважиной № 71 Западно-Быкогорского участка все предельно ясно. Осенью прошлого года ООО «Холод-Розлив» вместе с указанной скважиной перешло под контроль ООО «Аквасистемы», входящей в структуру АФК «Система» Владимира Евтушенкова. Примечательно, что среди соучредителей и руководителей многочисленных фирмочек, созданных вокруг бренда «Ессентуки», значатся зять Хлопонина Никита Шашкин, а также господа Сулейманов и Логинов, имеющих непосредственное отношение к АО «Корпорация развития Северного Кавказа», АО «Курорты Северного Кавказа» и Минкавказа.

Так что, если это рассматривать как первый этап на пути становления структуры, монопольно владеющей правом распоряжаться минеральной водой «Ессентуки», то ничего хорошего от этого курортному региону ждать не следует.

Известно, что продавать минералку в бутылках гораздо выгоднее, чем поставлять ее санаториям и в питьевые бюветы. Именно по этой причине из трех скважин Центрального участка Ессентукского месторождения, где добываются «Ессентуки № 17», на санаторно-курортное лечение поставляется всего 2 – 3 м3 воды в сутки. Основная же ее часть (19 – 20 м3) продается заводам розлива. Применительно к «Вимм-Билль-Данновским» скважинам дела обстоят и того хуже – вся вода бутиллируется. И это при том, что в 80-е годы прошлого века Новоблагодарненский участок рассматривался как перспектива развития федерального курорта Ессентуки. Выходит, что коммерсанты отобрали будущее у одного из ведущих российских бальнеокурортов. Теперь вот с помощью новой монополии, ключевую роль в которой будут играть «Кавминкурортресурсы», рядом с которыми, как мухи вокруг повидла, вращаются «нужные» люди, для курорта могут наступить непростые времена.

Не лишним будет напомнить, что АО «КМКР», контрольный пакет акций которого пока еще принадлежит государству, является генеральным недропользователем Кавминвод. И от его слаженной работы зависит судьба четырех федеральных курортов (Ессентуков, Железноводска, Кисловодска и Пятигорска). Но с тех пор, как в 2014 году Росимущество делегировало право управлять «Кавминкурортресурсами» Корпорации развития Северного Кавказа, курортный регион стало постоянно лихорадить. То, по рекомендации Корпорации, КМКР ликвидирует свои лаборатории на Кисловодском, Железноводском и Пятигорском месторождениях, чем заметно ослабит мониторинг недр и повысит рыски возникновения ЧС на курортах. То, став на путь непримиримой борьбы с застройщиками охранных зон скважин, вдруг передумает и заключит с нарушителем закона мировое соглашение (как это было со скважиной № 4 «Теплый нарзан» в Пятигорске). То примет решение ликвидировать более десяти наблюдательных скважин на Кисловодском и Ессентукском месторождениях.

А теперь вот, по всей видимости, дело дошло и до монополизации «Ессентуков». От щедрот своих недропользователь решил поставлять порядка 1 м3 в сутки «Ессентуки № 17» из скважины № 17-бис в питьевую галерею, расположенную на Нижней аллее Лечебного парка. Примерно столько же из скважины № 36 направят в Главную питьевую галерею санатория «Виктория» (более известную как «Пятитысячник»). А все остальное – на завод розлива и в торговую сеть. Такие действия Корпорации развития Северного Кавказа и «Кавминкурортресурсов» трудно увязать с заботой о будущем федерального курорта Ессентуки. Может быть, по этой причине медицинский профиль курорта Ессентуки не значится среди специализаций продвигаемого Минкавказом медицинского кластера на КМВ?

Если это так, то можно смело признаться, что все хлопоты о спасении курортов Кавказских Минеральных Вод могут оказаться напрасными.

Николай КОМАРОВ.