Log in

19 октября 2019 года, 06:12

Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен?

Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен?

Активная помощь беженцам из юго-восточных районов Украины, как подброшенная в воздух монета, стала разворачиваться, показывая свою оборотную сторону. И, к сожалению, оборотный оттиск говорит о том, что наш край либо изначально не был готов принять переселенцев, либо ждали здесь далеко не всех. Месяц за месяцем, просеиваясь сквозь плотное сито подготовленной для них программы, переселенцы вынуждены снова сниматься с уже насиженных мест и искать счастья в других регионах.

 

Как это было

Чуть более года назад на юго-востоке Украины началась братоубийственная война. Пули засвистели над головами мирных жителей, а бомбы, не разбирая целей, обрушивались на жилые кварталы. Лишенные всяческих человеческих благ, люди перебирались жить в подвальные помещения, а там, где жизнь еще была возможна на поверхности, простой поход в магазин мог стать последним. Не проходило и дня, чтоб не появилось сообщения о том, как шальная пуля в самом центре города убила старушку или мать троих детей. Кто-то, чтобы отстоять свои права и защитить родных, уходил в ополчение, а кого-то, угрожая судом и расправами, заставляли вступать в ряды украинской армии, солдат которой, как пушечное мясо, бросали на передовую. Выбор был не велик - либо сидеть в отрезанных от цивилизации городах и молится о том, чтобы очередной снаряд не разорвался в твоем доме, либо бежать. И вот тысячи обезумевших от горя людей бросили родные дома и под перекрестным огнем, прячась в вещах и под сиденьями автобусов, стали пересекать границу с Россией. Ну а дальше были временные лагеря и пункты приема беженцев, сотни машин с гуманитарной помощью и тысячи сострадающих сердец, готовых разделить свой кров и хлеб с людьми, попавшими в беду. И Ставропольский край, являясь одним из ближайших соседей, в этом смысле не был исключением.

Однако временное убежище решить всех проблем, конечно, не могло. И каждому пришлось определиться, какой он видит свою дальнейшую жизнь. Часть из приехавших решила вернуться назад, как только небо станет мирным. Но большинство людей пережили такой шок, что даже одно упоминание родного города вызывало страх и слезы. Естественно, что ни о каком возвращении и речи быть не могло. И перед российскими властями встал новый вопрос, как легализовать такое большое количество человек, оставшихся без крова и средств к существованию?

Сработали власти на удивление быстро, и уже в сентябре 2014 года в нашем крае было принято постановление правительства, утвердившее подпрограмму «Оказание содействия добровольному переселению в Ставропольский край соотечественников, проживающих за рубежом» государственной программы Ставропольского края «Социальная поддержка граждан». Рассчитана она на содействие добровольному переселению в 2014 - 2016 годах в Ставропольский край потомков казаков, в том числе Семиреченского казачьего войска, а также граждан Украины, вынужденно покинувших страну.

Помощь данной подпрограммы заключается в том, что она дает соотечественнику и членам его семьи право в приоритетном порядке получить разрешение на временное проживание, вид на жительство и приобретение гражданства Российской Федерации. Кроме того, участникам программы предусмотрены компенсационные выплаты на уплату государственной пошлины за получение разрешения на временное проживание, вида на жительство и приобретение гражданства Российской Федерации, а также единовременное пособие на обустройство в размере 20 тысяч рублей на участника программы и по 10 тысяч рублей на каждого члена семьи.

И вроде бы все хорошо - тут вам и деньги и упрощенная программа получения гражданства. Одним словом, живи - не хочу. Да только уже с первых дней слово «не хочу» почему-то стало определяющим. И постепенно переселенцы, изначально предполагавшие остаться в Ставропольском крае, стали собирать чемоданы и отправляться в другие регионы России. Почему?

 

Горькое послевкусие сладких речей

Слухов об этом ходило много. Стали поговаривать и об изнеженности украинских переселенцев, и об их завышенных запросах. Мол, сами перебиваемся как можем, а им подавай особняк и кресло директора. Может быть, всякого рода домыслы имели в своей основе здравое зерно. Однако при более детальном рассмотрении выходит, что виноваты были совсем не беженцы.

Итак, преимущества подпрограммы мы рассмотрели. Только вот столь щедрый кафтан, что называется, с барского плеча, достается нашим соотечественникам совсем не даром. Так сказать, услуга за услугу. Мы вам льготы, а вы нам - социально-экономическое и демографическое развития Ставрополья. В общем-то, ничего предосудительного в этом нет, и, возможно, конгениальный замысел законодателей мог дать весьма положительные плоды, если бы не одно НО.

В качестве примера расскажу историю переселенцев, обратившихся за помощью в нашу редакцию. Семья из семи человек, в числе которых маленький ребенок с врожденным пороком сердца, до начала войны жила в небольшом городе Рубежном Луганской области. Свое название город оправдал, оказавшись на линии фронта, жители городка одними из первых узнали, с каким звуком разрываются снаряды и с какой ненавистью прежде единый народ может относиться к своим собратьям.

«Мы уехали, потому что жить было просто невозможно. У сына была георгиевская ленточка, а когда пришли фашисты, то сказали, что ее нужно выкинуть или получит пять лет тюрьмы. Но он ее все равно не выкинул - прятал в машине и забрал с собой в Россию. А потом началась всеобщая мобилизация. И вы понимаете, если бы была война, как в 45-м, никто бы из наших мужчин и не подумал отказаться, а ведь тут брат на брата идет», - рассказывает Ирина (имя изменено).

Поэтому, когда начались обстрелы, вся семья оставила город, где пользовалась уважением и имела свой бизнес, и отправилась в Россию. Куда ехать, вопросов не возникало. На КМВ живет много родственников, а в Пятигорске ждала собственная квартира, купленная еще в 2007 году. Как рассказывает Ирина, на старости лет подумывали перебраться поближе к родне, однако судьба распорядилась иначе.

Не стану рассказывать о том, что пережили эти люди, пытаясь добраться до границы. Но здесь, в Пятигорске, все уже казалось позади. Квартира без мебели, зато своя, нет дела, приносящего доход, но главное все выжили, а остальное, как говорится, - дело наживное. Люди взрослые, все с высшим юридическим и экономическим образованием, полученным в русскоязычных вузах, имеющие Почетные грамоты и опыт работы, в большом городе явно не пропадут. И нужно сказать, судьба благоволила к семье. Пока ее члены дожидались свидетельства о временном убежище, удалось подыскать садик для ребенка-инвалида, а взрослые освоились в городе и уже стали подыскивать работу. Тогда и выяснилось, что все это было зря.

Дело в том, что территориями вселения участников программы определены 25 муниципальных образований края. В их числе: Александровский, Андроповский, Апанасенковский, Арзгирский, Благодарненский, Буденновский, Георгиевский, Грачевский, Изобильненский, Ипатовский, Кировский, Кочубеевский, Красногвардейский, Курской, Левокумский, Нефтекумский, Новоалександровский, Новоселицкий, Петровский, Предгорный, Советский, Степновский, Труновский, Туркменский районы, а также муниципальное образование Сенгилеевского сельсовета Шпаковского района.

Целых 25 районов! И при этом ни одного крупного города. После чего стоит убрать восклицание, развязать мешок и, наконец, достать спрятанного там кота.

Для вселения предусмотрено 25 районов, в которых за последние годы только и наблюдается, что отток молодежи, перебирающейся в крупные города. Это, несомненно, является проблемой для нашего края, но решить ее посредством заполнения пробелов людьми, у которых не остается выбора, назвать мудрым решением даже язык не поворачивается.

А между тем реализация программы, как сообщают местные СМИ со ссылкой на официальные источники, позволит обеспечить вселение к 2017 году на территорию края 3 тысяч соотечественников, из них: 360 потомков казаков и 840 членов их семей, а также 600 граждан Украины и 1200 членов их семей.

А теперь внимание! Почему в предоставленных переселенцам районах нужно поднять социально-экономические и демографические показатели? Потому что местное население оттуда уезжает. Почему уезжает местное население? Потому что не может найти работу и достойный заработок. И тут возникает закономерный вопрос - чем же тогда в этих 25 районах должны заниматься переселенцы? Но как ни странно, именно это никого не волнует.

 

Оставь свой дом и следуй в никуда

Лично мне довелось немало поездить по краю, и, поверьте, в основной своей массе в районных городках, а пуще того поселках, вы спросите, много ли есть вакансий, то на вас посмотрят, как на пришельца с другой планеты. И это как минимум.

В городах, как правило, требуются продавцы в магазинах, но стоит только надеяться, что этого заработка хватит на содержание большой семьи. Местечковые филиалы предприятий, к примеру, такие, как «Водоканал», «Электросети» или «Горгаз» тоже нуждаются в специалистах. Правда, открыты вакансии только для профессионалов технического звена. Что касается деревень, то раньше пользовалось популярностью устойчивое словосочетание «коровам хвосты крутить», но сегодня и оно потеряло свою актуальность. Так как ни коров, ни хвостов в деревнях давно не осталось. Да и сами здания ферм в некоторых поселках еще в лихие девяностые по кирпичику удачно «экспроприировали» предприимчивые селяне. Можно, конечно, устроиться на ферму, к примеру, трактористом. Но опятьтаки для этого нужен диплом или хотя бы навыки, не имеющие ничего общего с популярными нынче юриспруденцией и экономикой. Здесь же еще сохранились сельпо и частные магазины, но если должность продавца в них не передается по наследству, то отстоять очередь за ней, во всяком случае, в этой жизни представляется мало-возможным. Еще есть вариант открыть собственный бизнес, но пособия переселенца на это явно не хватит. Не хватит его и на содержание семьи, в том случае, если переселенец решит получить новую, более полезную для нашего края профессию. Впрочем, можно заняться подсобным хозяйством, и вот здесь начинается новая проблема. Собственный огород и домашние курочки - хорошее подспорье для тех, кто получает пенсию и живет в собственном доме. Но мы ведь с вами говорим о молодых и полных сил переселенцах, у которых нет ни пенсии, ни собственного крова над головой. И при этом, как поясняют в УФМС, подпрограмма ни в коем случае не предусматривает работу в сопредельных городах, даже если вы согласны ежедневно ездить за десятки километров туда и обратно.

Впрочем, есть еще одно, пользующееся популярностью, слово - инвестор. Говоря простым языком, это тот человек, который по чаяниям краевого руководства вложит свои деньги и построит в районах предприятия, способные обеспечить работой сотни людей. Однако ключевым моментом в этой истории является будущее время. Может, и придет, может, и построит. Но когда построит, и придет ли этот самый инвестор во все вышеперечисленные районы, не ясно. Как не ясно и то, что же делать людям, покинувшим временные лагеря и нуждающимся в работе и жилье уже сейчас. И если в центральные города из районов переезжают даже местные жители, то как же быть человеку, вынужденному начинать жизнь с нуля. Особенно если к этому нулю прибавить меленького ребенка-инвалида, не востребованную в аграрном крае профессию, а ко всему прочему - оплату за съемную квартиру, коммунальные платежи, лекарства, элементарную потребность в смене гардероба и еде, и все это на небольшую зарплату. И то, если повезет. Одним словом - не жизнь, а сказка. Правда, хочется продолжить - чем дальше, тем страшнее.

Кстати, для того чтобы получить все эти невероятные перспективы, переселенцам еще нужно собственными силами найти себе квартиру и человека, который согласится зарегистрировать на своей жилплощади совершенно не знакомых людей. А то и целую семью из семи(!) человек.

Безусловно, есть и более удачные примеры. Так, в городе Изобильном семья медиков благополучно устроилась в местную больницу и трудится на благо людям и радость начальству. Есть украинские комбайнеры, пожелавшие направить свои труды на пополнение российских амбаров. Однако большинство так и не смогло найти себе применение в условиях нашего края и жестких рамках программы, которой их облагодетельствовали. Но если большинству беженцев все равно куда ехать, то в случае с семьей из города Рубежного законодательство Ставропольского края и вовсе доходит до абсурда. Имея собственную квартиру, семья, дабы принять участие в программе и получить гражданство в упрощенной форме, должна заколотить двери своего дома гвоздями и уехать в неизвестность, на съемную квартиру. И как говорят представители миграционной службы, поделать с этим ничего нельзя. Такова политика государства.

Конечно, политическим деятелям видней, как именно повышать экономическую и демографическую стабильность края. Но одно понятно точно - люди, приехавшие к нам с юго-востока Украины, сделали это не по собственной прихоти, или оттого, что злонамеренно хотели перенаселить наши крупные города. И грести всех под одну гребенку, как показывает практика, невозможно. То, что подходит для мирно и обдуманно переезжающих семиреченских казаков, может быть совершенно не приемлемо для людей, еще вчера строивших совсем другие планы на будущее…

 

Наша редакция следит за развитием событий, и данная тема еще будет продолжена в одном из ближайших номеров.