Log in

12 апреля 2024 года, 14:03

Час истины

 

Весь прошлый год я провел за границей, в Германии: въехал в страну в январе и вернулся в канун Нового года. Таким образом, специальную военную операцию на Украине отслеживал с самого начала, но, к сожалению, только по общедоступным немецким телеканалам – все русские были заблокированы.

 

В день приезда по давней традиции накрыл стол и пригласил нескольких близких друзей отметить очередное прибытие в Берлин, можно сказать мой второй родной город, с которым связаны почти 50 лет жизни – учебы, науки, работы.

После нескольких рюмок гости уже не могли сдержать себя и не спросить, верю ли, что Россия может начать войну с Украиной. Этот вопрос задавали люди, которых я считал друзьями нашей страны: каждый из них в большей или меньшей степени владел русским языком, не раз бывал в России. Некоторые во времена ГДР жили под одной крышей с советскими военнослужащими. Жена одного из них окончила Воронежский пединститут и преподавала русский язык и литературу в элитной берлинской школе. После университета я почти каждый отпуск проводил в Берлине и всегда останавливался у друзей.

Я был озадачен этим, можно сказать, риторическим вопросом, не требующим объяснений для тех, кто хорошо знает русскую историю, литературу, менталитет. Оправдать их поведение можно было тогда лишь избытком принятого алкоголя. Тем не менее я ответил, что русский и украинский народы – близнецы-братья, которых связывают одна история, одна культура, один язык.

Погрузившись в работу и сосредоточившись на проблемах фирмы, я мало интересовался сообщениями из зоны конфликта: немецкие  комментарии, как правило, были предвзятыми и тенденциозными. Иного мнения, однако, держались некоторые коллеги, по-разному относившиеся к России. Кое-кто считал, что я должен определить свою позицию по отношению к происходящему на Украине. Собрав убедительные аргументы, я попытался объяснить, что военное столкновение между братскими народами невозможно, но мои оппоненты даже слушать не стали эту наивную для них пропаганду и спросили в упор, пойду ли на войну, если она начнется. Я сослался на непризывной возраст. «А если бы был помоложе, пошел бы воевать против братской Украины?» – настаивали они. «Не против Украины, а против неонацистского киевского режима, который на протяжении последних лет подвергал издевательствам и геноциду русскоязычное население, – пошел бы и счел бы это своим священным долгом», – ответил я, пресекая дальнейшие провокационные вопросы.

Прошел месяц. В День защитника Отечества меня обрадовали поздравления из России, но праздник я отметил как Штирлиц – в грустном одиночестве. На следующий день началась специальная военная операция.

Не имея объективных источников информации, я должен был сам составлять из огромного потока сообщений более или менее реальную картину происходивших событий. Для немецкого обывателя это было практически невозможно. Ежедневно на него обрушивалась лавина видеоматериала, в котором российский солдат представлялся как жестокий поработитель и насильник, а Россия – как жадный агрессор, захватывающий чужие территории. Очень большую аудиторию собирали популярные телешоу: туда приглашали именитых гостей, которые давали свою оценку происходящему. Особо внимательно бюргеры прислушивались к политикам, среди которых присутствовали бывший министр иностранных дел Хайко Маас и бывший канцлер Ангела Меркель. Так формировалось общественное мнение и взгляд каждого немца на актуальную

проблему.

Негативная оценка «вторжения России на Украину», к сожалению, повлияла и на моих друзей, которые стали неохотно отвечать на звонки, позабыли пригласить меня на традиционную встречу выпускников университета, не говоря уже о том, чтобы поздравить с днем рождения.

Наши отношения с ФРГ еще более обострились после открытого заявления  главы немецкого внешнеполитического ведомства Анналены Бербок о том, что Германия ведет войну с Россией, и согласия канцлера Олафа Шольца послать танки на Украину. Действия официального Берлина можно, по сути, оценивать как отказ Германии от признания исторической ответственности перед народом России за преступления нацизма в годы Великой Отечественной войны.

 

Другие материалы в этой категории: « Держи карман поуже