Log in

4 июля 2020 года, 21:20

О языке, точнее о знании, еще точнее – о незнании общепризнанных языков

О языке, точнее о знании, еще точнее – о незнании общепризнанных языков

Разговаривайте иногда
на чужом языке, чтобы не забыть,
как плохо вы его знаете.
Болеслав Пашковский

Когда возвращаюсь из-за границы, то студентов и преподавателей призываю: – Не получите дипломы, пока не заговорите на английском! Весь мир общается, кроме нас, русских (мы за границей все русские). В Европе молодёжь говорит чуть ли не поголовно на трёх-четырёх языках (английский, немецкий, французский...), а мы начинаем жонглировать руками и пытаемся разъяснять, что мы не верблюды!

В чем дело и что делать – встают извечные вопросы. Начну с себя. Да, что-то я знаю. Как мы пишем в анкетах – «перевожу со словарём».

В школе, где-то в 7 – 8-м классах, учил немецкий. Тогда и в мыслях не было, что когда-нибудь мне это понадобится. Английский учил в техникуме, институте, аспирантуре. В памяти моей не осталось следа о языке в период учёбы в техникуме и институте.

В школе, хотя она была сельской, немецкий изучался с перебоями, однако запомнилось все, что проходил.

В аспирантуре я лучше узнал английский благодаря хорошему преподавателю. Стал переводить научно-технические статьи, так как без этого вряд ли можно было защитить диссертацию кандидата технических наук.

Эти знания я получил благодаря Николаю Фёдоровичу, заведующему кафедрой иностранных языков в МИНХ им. Г. В. Плеханова, где я учился. Мы с Жорой Чумаком, аспирантом из Молдавии, пришли к нему и попросили, чтобы он помог нам «прикрепиться» к кому-то из преподавателей английского. Но он сам взялся за нас. Где-то один-два раза в неделю приходили на кафедру. Интеллигент, как говорится, до мозга костей. Ему было лет 80, если не больше. Зайдёт какая-нибудь неуспевающая первокурсница на кафедру с очередным вопросом. Он всегда вставал во весь рост:

– Я слушаю вас.

Не знаю, включал он часы работы с нами себе в нагрузку или нет. Хотя вряд ли, об оплате и разговора никогда никто не заводил.

Так вот, анализируя весь период учёбы, от школы до аспирантуры, пришёл к выводу о возможностях познания неродного языка.

Во-первых, в раннем возрасте и где-то до 16 – 17 лет всё, что слышат, дети впитывают в себя, как губка воду. Но современная школьная программа для начинающих, мягко говоря, не выдерживает никакой критики. И вообще, школьные учебники должны привлекать, увлекать, а не отталкивать.

Вот вам один небольшой пример. «Учебник русского языка для 8-го класса».

Читаем на стр. 104 параграф 39: «Понятие об осложнённом предложении». «Осложнённые предложения содержат, как правило, смысл большего объёма, чем тот, который обычно выражается в неосложнённых предложениях».

На стр. 110 параграф 41: «Однородные члены, связанные только перечислительной интонацией, и пунктуация при них».

Что это? Мы хотим, чтобы ученикам с детства опротивел русский язык?

Однако вернёмся к иностранным языкам.

В школе с углубленным изучением английского в пятом классе в программе: история Англии, в том числе «про чёрных воронов, поселившихся в одном из замков»; «про английский парламент» и т. д. Дети ещё не знают историю своей страны, а тут – Англия. Мне кажется, этим мы отбиваем у детей охоту учить английский, поскольку они не знают на русском значение многих иностранных слов.

Во-вторых, очень важна мотивация. Например, я понимал, что без знания языка, без перевода передовых идей по теме моей диссертации вряд ли смогу защититься, и мобилизовал свои ресурсы. Нужно создавать в первую очередь мотивацию, чтобы был стимулирующий фактор.

В-третьих, нужны определённые качества – упорство, труд, усидчивость, впрочем, как в любом деле, если хочешь чего-нибудь достичь. Это рекомендации для домашних воспитателей, то есть для родителей.

О важности знания языка приведу еще пример, как крик души. Это случилось несколько лет назад, летом

2011 года, на Крите (Греция), в гостинице, куда я приехал на неделю с внуками по туристической

путёвке.

С семи часов утра весь день были в пути из Москвы. Мы все утомились от жары. В отличие от других мест (Египет, Турция), где с радостью встречают приезжих, греки, занимающиеся расселением туристов в гостинице, не обратили на нас внимания. Выдали бланки для заполнения и всё. Где, что, как писать – ни слова на русском языке. Долго пытались заполнить нужные графы. Потом я начал возмущаться и на повышенных тонах общаться с работниками: «Что за дела?! Мы приехали, привезли вам работу, деньги, дети устали, а вы...» и. т. д. Греки – ноль внимания.

Наутро проснулся рано: не давал спать предыдущий день. Вспомнил и В. В. Маяковского с его паспортом, который он доставал из широких штанин дубликатом бесценного груза. Потом вспомнил прошлый год в Италии, как в одной простой кафешке-забегаловке к нам подошёл официант, поинтересовался, какими языками мы владеем. Перечислил нам на выбор три-четыре языка, но мы сказали, что знаем только русский. Он ушёл молча. Мы возмутились так же, как в день приезда на Крит.

Да, в более развитых государствах Европы к нам относятся, мягко говоря, не очень-то, в отличие от третьих стран. А где мы сами? Почему не знаем язык, общий для всех, вот о чем я подумал. Других можно легко обвинять, а к себе никаких претензий!

Не могу забыть ещё один случай.

В одной из первых поездок за границу (примерно в 1996 году) прилетели с женой в Дубай (ОАЭ). В первый же вечер вышли погулять по городу. Заглянули в магазин и решили, что перед отъездом надо купить чемодан. Какой – показывает она.

Продавец, молодой парень, араб

(18 – 19 лет), бросается на этот чемодан и начинает нам демонстрировать его достоинства. В это время я указываю жене на другой и говорю, что этот будет лучше. Продавец бросает первый и говорит по-русски: «Это – фигня!», хватает тот, на который я показал, и начинает его нахваливать. Несмотря на наше «сопротивление», он уговорил нас его купить и заполнить другими покупками. По возращении в гостиницу чемодан уже был в нашем номере.

Я думаю: «Вот бы нам готовить таких менеджеров!» Потом я спросил продавца о том, где он учился русскому языку. Оказалось, что нигде, просто слышал русскую речь в магазине. Это – потребность, необходимость, так как стали больше и больше приезжать отдыхающие из бывшего Советского Союза, говорящие на русском языке.

В Европе, скажем, в Германии или Франции, вряд ли есть специальный лингвистический вуз. Скорее всего, студенты изучают языки самостоятельно, по крайней мере большинство, потому что прекрасно понимают, что без этих знаний им придётся в жизни быть на вторых, третьих ролях. Молодые люди находят время и средства и уезжают именно в ту страну, язык которой изучают. Ребята вынуждены учиться разговаривать на иностранных языках, другого выхода нет. Вот вам мотивация.

Стыдно мне в преклонном возрасте не знать ни одного из распространённых в современном обществе языков.

Я многократно пытался за последние 10 – 15 лет заняться их изучением, но, как говорится, руки не доходят.

Нет времени.

Говорят, нельзя откладывать на завтра то, что можно сделать сегодня, а сегодня у меня другие, более важные дела, но всё же попытаюсь ещё раз найти время. Мне стыдно не знать английский, немецкий!..

Например, в Москве, чтобы устроиться на работу в солидную фирму секретарем, надо знать 3 – 4 иностранных языка (английский, испанский, немецкий, французский, итальянский).

В. ВАЗАГОВ.

Другие материалы в этой категории: « Любовью и единением возвеличим Отчизну