Log in

20 сентября 2019 года, 15:46

Красивыми обещаниями курорты не спасешь

Красивыми обещаниями курорты не спасешь

Весной 2019 года произошло знаковое событие, на которое, впрочем, мало кто обратил внимание. Самое большое разочарование вызвало отсутствие хотя бы какой-нибудь реакции на него со стороны федеральных властей, на словах так сильно обеспокоенных состоянием отечественного санаторно-курортного комплекса и стремящихся повысить его инвестиционную привлекательность. А ведь речь шла о 300-летнем юбилее российских курортов, история которых начиналась с Указа Петра I, подписанного им 31 марта 1719 года. Тогда на карте России появился первый курорт – «Марциальные воды». Со временем стали зарождаться и развиваться новые здравницы. Но тогда, триста лет назад, это действительно было мудрое решение мудрого правителя, знавшего толк в реальном импортозамещении.

При желании вокруг этого юбилея можно было бы выстроить целый набор всевозможных мероприятий, призванных популяризировать отечественные здравницы и привлекать к ним внимание, в том числе со стороны потенциальных инвесторов. Можно было бы много чего сделать. Но, к большому сожалению, ничего подобного не произошло.

Вполне вероятно, что именно этого самого желания у руководства страны не оказалось. А, может быть, проблемы курортной отрасли кому-то показались настолько несерьезными, что на них не стоит тратить свое драгоценное время и отвлекаться от решения более масштабных задач. Как бы там ни было, мы в очередной раз стали свидетелями довольно легкомысленного отношения властей к отечественной курортной отрасли, обладающей практически безграничными возможностями для решения национальной задачи народосбережения.

Справедливости ради, следует сказать, что такая недооценка роли санаторно-курортного комплекса в деле оздоравливания россиян наблюдалась не всегда. И в царский период нашей истории, и во времена Советского Союза государство всегда заботилось о состоянии своих курортов, выделяя огромные средства на их развитие. Причем происходило это даже в те периоды, когда экономика страны находилась далеко не в идеальном состоянии. А все потому, что инвестиции в здоровье наших сограждан, где санаторно-курортному лечению и оздоровлению отводилась огромная роль, рассматривались в качестве эффективного способа вложения бюджетных средств, способного принести экономике страны ощутимую пользу.

После десяти лет забвения, связанного со сменой общественного строя в нашей стране в 90-е годы прошлого столетия, о проблемах санаторно-курортной отрасли всерьез заговорили только в 2004 году, когда в курортном Геленджике состоялось первое заседание президиума Госсовета, посвященного этой теме. Очень показательной оказалась оценка состояния курортного дела в России, данная тогда Президентом РФ Владимиром Путиным: «Заметных успехов мы здесь не достигли: инфраструктура курортных регионов изношена и медленно реконструируется; здесь не торопятся с созданием необходимых условий для развития рынка санаторно-оздоровительных услуг; преобладают монополизм и устаревшие методы управления; как результат – высокая цена путевок, достаточно скудный сервис. Получается, людям просто негде отдохнуть в своей собственной стране».

По прошествии двенадцати лет, в августе 2016 года, президиум Госсовета России собрался в алтайской Белокурихе, чтобы в очередной раз обсудить проблемы курортной отрасли. Примечательно, что практически все вопросы, рассматриваемые ранее в Геленджике, не утратили своей актуальности спустя столь продолжительный период времени. А это уже говорило о наличии системных проблем, требующих совершенно иных подходов к их решению.

Прежде всего, заметным сдерживающим фактором оставалось отсутствие четкого понимания на федеральном уровне, по какому пути должны развиваться отечественные курорты и что конкретно необходимо сделать, чтобы поднять их на качественно новый уровень развития. Принятие спорных решений, таких, как наделение Ростуризма полномочиями по продвижению услуг санаторно-курортного комплекса России на внутренних и внешних рынках, только подтверждало факт пребывания федерального правительства в некоем творческом поиске, вознамерившись методом проб и ошибок подобраться к заветной цели.

Еще одним аргументом в пользу данного предположения можно считать неисполнение значительной части поручений, данных Президентом Российской Федерации Владимиром Путиным по итогам заседания президиума Госсовета 26 августа 2016 года. Но даже те поручения, которые формально были выполнены, экспертное сообщество не торопится рассматривать в качестве решений, позволяющих сколь-нибудь заметно повлиять на улучшение сложившейся в санаторном комплексе неблагоприятной ситуации.

В первую очередь это относится к утвержденной правительством Стратегии развития санаторно-курортного комплекса Российской Федерации. То, что сроки разработки данной Стратегии оказались нарушенными, никого сильно не удивило. По сложившейся недоброй традиции федеральный Минздрав, отвечающий за проведение государственной политики в отношении санаторно-курортной отрасли страны, своевременно и качественно не выполнил еще ни одно поручение, имеющее отношение к курортам. Так было с разработкой Государственного реестра курортного фонда России. Нечто подобное повторилось при попытке внедрения новых форм организации оказания медицинской помощи на территориях курортов и разработки классификации природных лечебных ресурсов. Так что здесь впору говорить о некой опасной тенденции, которую пока что не удается переломить.

Разработанная Минздравом России курортная стратегия не продержалась и года, а в профессиональном сообществе уже заговорили о необходимости внесения в нее серьезных корректив. На этом, в частности, настаивали участники Всероссийского форума «Здравница-2019», состоявшегося 23 мая 2019 года в городе Алуште. По большей части это касалось блока вопросов, связанного с господдержкой модернизации, реконструкции, переоснащения и нового строительства санаторно-курортных объектов. То есть именно тех вопросов, которые скромно попытались обойти разработчики курортной стратегии. Вместо этого стратеги из Минздрава предложили переложить ответственность за модернизацию общекурортной инфраструктуры федеральных курортов с плеч государства на карманы простых граждан, наивно полагая таким образом повысить доступность отечественных курортов.

В том, что широко разрекламированный курортный сбор способен заметно ускорить модернизацию курортной инфраструктуры, за год проведения данного эксперимента усомнились многие. Да и сами субъекты, поначалу изъявившие желание поучаствовать в нем, похоже, сильно подрастеряли свой прежний энтузиазм. Вначале от него категорически отказался Севастополь. Через некоторое время, взвесив все за и против, вышел из эксперимента Крым. Несерьезное отношение к курсбору продемонстрировала Кубань, установив плату в размере 10 рублей за сутки пребывания. Экономические расчеты показывали, что затраты на администрирование сбора превысят сам сбор минимум в два раза. Так что руководство Краснодарского края, вероятнее всего, само того не желая, подтвердило всю нелепость идеи со взиманием курортного сбора. Тем более что собранных средств не хватило на финансирование сколь-нибудь значимых проектов. По всей видимости, именно это стало причиной отсутствия информации о том, на какие объекты были потрачены денежные средства, собранные с отдыхающих на Кубани в 2018 году.

С похожими проблемами столкнулись на курорте Белокуриха. Власти Алтайского края установили в 2018 году величину курортного сбора, равную 30 рублям с человека, рассчитывая таким образом получить порядка 40 млн рублей. В итоге за год удалось собрать чуть больше половины от запланированного. Потратить смогли и того меньше – примерно 5 млн рублей, направив их на очистку леса, установку скамеек и урн. Попытка с 1 января 2019 года повысить величину курсбора до 50 рублей обернулась грандиозным скандалом и возвратом к прежнему 30-рублевому тарифу. А потом и вовсе заговорили об оптимальной величине сбора, равной 10 рублям.

Об успешности курортного сбора отчитались только власти Ставрополья, где, взимая по 50 рублей с курортников, сумели получить более 184 млн рублей. Но и здесь не обошлось без курьезов. Оказалось, что город-курорт Кисловодск так и не смог определиться, на какие цели потратить собранные 70 млн рублей. В городе-курорте Железноводске за счет курсбора решили продлить Каскадную лестницу, вырубив при этом сотни деревьев в первой зоне охраны федерального курорта. В городе-курорте Пятигорске денежные средства от курортного сбора направили на реконструкцию парка «Цветник», попутно нарушив при этом природоохранное законодательство на горе Горячей.

Так что, если говорить в целом, первый год курортного эксперимента породил гораздо больше новых проблем, чем поспособствовал решению существовавших ранее. И это дает основание рассматривать его в качестве попытки государства самоустраниться от решения важной государственной задачи.

Еще одной проблемой, серьезно осложняющей проведение столь необходимых курортной отрасли преобразований, является отсутствие единого координирующего и управляющего центра. Формально Министерство здравоохранения России определено федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере курортного дела. Но, если обратиться к Положению о министерстве, то к большому удивлению можно обнаружить, что вся госполитика ограничивается разработкой положения о курортах федерального значения, установлением норм и правил пользования природными лечебными ресурсами, а также выдачей рекомендаций по медицинским показаниям и противопоказаниям к применению природных лечебных ресурсов в лечебно-профилактических целях.

Понятное дело, что все перечисленные направления деятельности федерального Минздрава не требуют больших бюджетных затрат. При этом все то, что связано с финансированием курортных проблем, оказалось вне поля зрения министерства.

Согласиться с оправданностью такого отношения к санаторно-курортной отрасли довольно сложно. Поэтому специалисты-курортологи уже давно и настойчиво добиваются создания государственной системы управления санаторно-курортным комплексом России. Вполне адекватным вариантом решения проблемы «курортного безвластия» они считают образование в структуре Минздрава России Департамента санаторно-курортного лечения, регулирующего медицинскую составляющую курортной деятельности, и Федеральной курортной корпорации, управляющей хозяйственной деятельностью отечественного санаторно-курортного комплекса. Без этого, как они полагают, об управляемости отраслью, о выработке единых стандартов, о координации деятельности санаторных учреждений говорить преждевременно.

По-прежнему слабым местом в курортном деле является регулирующая его нормативно-правовая база. Основополагающим документом остается Федеральный закон «О природных лечебных ресурсах, лечебно-оздоровительных местностях и курортах» № 26-ФЗ от 23.02.1995 г. Проблема только в том, что за 24 года в него 12 раз вносились изменения. Причем все они были направлены на снятие ограничений, препятствующих застройке курортных территорий непрофильными объектами. Самыми вредоносными для курортов оказались изменения, внесенные Федеральным законом № 406-ФЗ в декабре 2013 года. После этого курорты и лечебно-оздоровительные местности утратили статус особо охраняемых природных территорий, со всеми вытекающими из этого негативными последствиями.

Но на этом эксперименты с 26-ФЗ не закончились. Более пяти лет на рассмотрении в Госдуме России находится законопроект № 555658-6. По иронии судьбы его разработчиком оказалось именно Министерство здравоохранения России. Нисколько не задумываясь о печальных последствиях для санаторно-курортного комплекса, Минздрав предложил упразднить деление курортов на федеральные, региональные и местные, фактически превращая их в беспризорников, да, вдобавок ко всему, разрешить поупражняться с охранными зонами курортов, тем самым дав зеленый свет коммерческой застройке заповедных территорий.

Очевидно, что и с нормативно-правовым регулированием санаторно-курортной деятельности дела обстоят не самым лучшим образом. Печально будет, если, решая чисто экономические, коммерческие задачи, курортные территории превратят в сплошную стройплощадку. Остается только надеяться на то, что у народных избранников хватит мудрости и ответственности не допустить развития событий по губительному для курортов сценарию.

В то время как санаторно-курортная отрасль нуждается в поддержке со стороны государства в виде выделения средств на модернизацию инженерной инфраструктуры, снижения налоговой нагрузки, субсидирования транспортных перевозок на курорт и на решение целого ряда других, не менее важных задач, федеральное правительство по-прежнему предпочитает отделываться красивыми обещаниями. Не исключено, что это является следствием своеобразного понимания правительственными чиновниками слов президента, произнесенных им в августе 2016 года в Белокурихе: «Недопустимо впадать в крайности и не перекладывать всю нагрузку по развитию отрасли на бюджет».

Но и без поддержки федерального центра федеральным курортам уже не обойтись. На данный момент на курортах полностью отсутствуют резервные мощности для подключения новых объектов к системе канализации. Честно говоря, такое же «аховское» положение дел наблюдается и с водоснабжением, и с ливневой канализацией, и с теплоснабжением. Причем это не является проблемой исключительно лишь курортов Кавказских Минеральных Вод. В таком же состоянии находятся инженерные сети курортов Крыма, Кубани и других здравниц России. По самым скромным оценкам, на замену и модернизацию ветхих инженерных сетей потребуется сумма, исчисляемая десятками миллиардов рублей. А теперь сравните ее с теми 300 млн рублей, которые Ставрополье надеется получить в 2019 году в виде курортного сбора. Очевидно, что нужна целевая федеральная программа по модернизации инфраструктуры федеральных курортов. И нужно, наконец, признать, что одним курсбором с этой задачей не справиться. Тем более что деньги в федеральном бюджете пока что имеются. Об этом можно судить хотя бы по принятому правительством решению ежегодно направлять на развитие инфраструктуры горнолыжных туркомплексов Ведучи, Архыз и Эльбрус по 1,5 млрд рублей в течение ближайших трех лет. Получается, что на создание индустрии развлечения государству не жалко потратить миллиарды рублей. В то же время развивать бальнеологические курорты намереваются преимущественно за деньги граждан, вынужденных покупать ежедневный пропуск на санаторно-курортное лечение. И это при том, что стоимость средней бюджетной путевки в санатории в два раза превышает величину среднероссийской заработной платы.

Довольно парадоксальная ситуация сложилась и с налогообложением. Когда речь заходит о возможности реализации в санаториях винно-водочных изделий, всевозможные контролеры наперебой убеждают, что этого делать нельзя, так как санатории относятся к медицинским учреждениям. Но когда руководство санаториев обращается с просьбой установить им налогообложение, аналогичное прочим медицинским учреждениям, им тут же приводят цитату из Налогового кодекса РФ, где записано: «При этом деятельность, связанная с санаторно-курортным лечением, не относится к медицинской деятельности». Вот и поди разберись, чем же на самом деле является санаторно-курортное лечение, если даже законодатель пока еще не сумел определиться с этим.

Одного лишь перечисления курортных проблем вполне достаточно для того, чтобы прийти к осознанию необходимости принятия экстренных мер по спасению

отечественных здравниц. Пока еще их запас прочности позволяет надеяться на положительный результат. Но здесь очень важно не упустить момент и не проскочить ненароком «точку невозврата».

Виктория ДАНИЛОВА.