Log in

16 декабря 2018 года, 15:12

В Музее холодной войны

…Снимков на этом объекте делала много. На одном из последних в кадр попали лица моих собратьев по осмотру – посуровевшие, серьезно-задумчивые. И это понятно: объект-то необычный. «Музей холодной войны» – так называют подземную базу подводных лодок в Балаклаве, ранее суперзасекреченную.

Можете представить теперь мое жгучее любопытство, целенаправленно влекущее в узкую морскую бухту, овеянную сотней современных мифов.

…Вот он, таинственный вход в высокую штольню, заполненную глубокой темно-синей водой. В случае экстренной необходимости он перекрывался особыми воротами – батопортом весом в 150 тонн. Пока гражданская тетенька проверяет билеты, осанистые моряки на входе проводят досмотр вещей экскурсантов, как бы подчеркивая – мол, хозяева тут мы, а не Военно-исторический музей фортификационных сооружений РФ (вернее, филиал)…

Вхожу в огромные металлические ворота рядом с каналом и зябко повожу плечами: здесь холодно. Холодно везде и всегда – в огромном подземном сооружении на глубине до 150 метров в недрах горы Таврос, предназначенном для укрытия, ремонта и обслуживания подводных лодок определенного класса. Здесь же хранились боеприпасы для них, в том числе и ядерное оружие. В канале могло разместиться одновременно 7 подлодок, а в экстренном случае все штольни могли вместить в себя до 14 подлодок различных классов! Но и это еще не все. Проектировщиками была предусмотрена специальная штольня (на случай ядерной угрозы) для погружения субмарин на станцию под водой.

Нам показывали подземный водный канал глубиной более восьми метров, шириной до двенадцати, сухой док, цеха для ремонта, склады ГСМ, минно-торпедную часть и еще Бог знает, что не показали… Не верю, что база рассекречена полностью! Уже дома прочитала, что экскурсионный маршрут охватывает только около 30% всех сооружений.

Это циклопическое сооружение, по словам экскурсовода, способно защитить даже от прямого попадания атомной бомбы мощностью в пять хиросимских.

…Сразу скажу о собственных ощущениях – они довольно тягостные. Чувствуешь себя ничтожной песчинкой, бессильной перед темной и страшной угрозой. И как, скажите, вообще чувствовать себя в противоатомном убежище? Признаюсь, в различных ПРУ бывать мне приходилось. Но в убежище такого масштаба… Ладно я, но и по утверждениям специалистов, сегодня ни один из военных объектов (рассекреченных) не превзошёл по величине и мощи Балаклаву.

…Иду по изогнутым тоннелям, через огромные отсекающие двери, которые были предназначены для погашения ядерного удара и ударной волны. В случае необходимости на базе могли укрыться не только ее сотрудники, но и жители всей Балаклавы, которая, кстати, со строительством базы утратила свой статус города и фактически «исчезла» с карты СССР, абсолютно закрытая для доступа.

Потолок и стены арсенала покрыты очень толстым слоем бетона – до нескольких метров. Вес только одной бетонной противоатомной двери, которая перекрывает вход в штольню, составляет 24 тонны! А подобных дверей – десятки, если не сотни.

В широких, сегодня пустых и гулких коридорах, – экспозиции по истории создания объекта, морского флота и подводных лодок, выставлены макеты морских кораблей, элементы подводных лодок и еще много чего интересного. К примеру, о дельфинах-диверсантах из секретной базы в Казачьей бухте, где мне когда-то довелось побывать.

…Какой-то первобытный ужас наводит и суперзасекреченный в недрах этого подземного монстра объект 820, предназначенный для обслуживания ядерного оружия. О его существовании знали всего несколько десятков человек. Ядерные боеголовки носили кодовое название «Специзделие». С особой предосторожностью эти специзделия перемещали здесь на специальных тележках по рельсам.

В отсек 820 впускали с особым пиететом, и мощный дядька в морском бушлате, завинчивая герметичную непроницаемую дверь на все запоры, смотрел на нас сурово и недовольно.

…Именуемая как объект 825 ГТС, база строилась в годы холодной войны, с 1954 по 1962 годы, когда международная обстановка была накалена до предела.

Для обеспечения секретности вывоз грунта производился ночью на баржах в открытое море. Строили объект сначала военные, а потом метростроевцы.

После распада СССР база осталась бесхозной, Украине она была не нужна. До 2003 года ее грабили, вывозя все конструкции, содержащие цветные металлы. Потом, по инициативе Севастопольского морского собрания, здесь был организован музей, который в 2014 году стал филиалом российского Военно-исторического музея фортификации.

…Мы вошли со стороны бухты – там, где вход в канал. Для выхода в открытое море был оборудован еще один выход – на северной стороне горы, который также перекрывался батопортом. Оба отверстия в скале, говорят, были искусно закрыты маскировочными приспособлениями и сетями. Но на свет Божий я вышла совсем в другом месте – во двор с пустыми остовами торпед. Сама опустошенная – как эта самая торпеда. С мыслями о грандиозном труде и ратном подвиге своих соотечественников, которые были готовы защищать Родину, себя и свои семьи до конца. А что можем мы сегодня? Есть ли у нас такой запал и возможности? Хочется надеяться.

В заключение – один момент: согласно сообщениям в прессе за 2014 год, Россия рассматривает возможность восстановления военной базы подводных лодок в Балаклаве.

Людмила ПАНКОВА.

Фото автора.