Log in

22 апреля 2018 года, 15:20

Когда дорога вымощена звездами

Сегодня, 12 апреля, исполняется 57 лет с того дня, когда человек впервые в мировой истории перешагнул порог Вселенной. С будничным «Поехали!» к звездам стартовал советский первопроходец Юрий Гагарин. После космических экспедиций «звездные братья» приезжали, как правило, в город нарзана и солнца, который в те недавние, но уже далекие годы являлся центром курортной реабилитации космонавтов. Неслучайно именно здесь родилось шутливо-серьезное предложение почетных гостей утвердить звездный маршрут «Байконур – Космос – Кисловодск». Репортерские блокноты воскрешают памятные встречи с покорителями Вселенной во время их пребывания в южной столице здоровья.

Первая, но заочная, так сказать, встреча с Космосом у автора этих строк состоялась ровно 55 лет назад на студенческой целине-63 в Северном Казахстане. Сидевший с нами у ночного костра местный аксакал с трудом подбирал русские слова, но когда звездное небо озарилось вдруг далекой вспышкой яркого света, старик-казах без всякого акцента заговорил на «интернациональном языке»: космос, ракета… Признаться, мы не очень ему поверили, будто фантастическое ночное сияние породил далекий Байконур – за сотни километров от нас. Но ранним утром в эфире зазвучали позывные «Чайки» – впервые на планете к звездам стартовала женщина на космическом корабле «Восток». А следом, на «свидание» с легендарной «Чайкой», пусть и заочное, полетел Валерий Быковский.

Так уж случилось, что через три года после их приземления (когда я оказался в тех же краях, но уже с редакционным удостоверением) на целину прибыл космонавт № 5 (тогда мы еще помнили их по номерам) – на торжественное открытие обелиска в степи в честь памятного приземления Кокчетавщине. После праздничного события кавалькада черных «Волг» отправилась в обратный путь, но через несколько минут кортеж неожиданно подрулил к березовым островам – и свита шагнула в пшеничное поле, к комбайну. Встретились капитаны степного и космического кораблей. Там и состоялась моя первая встреча с космонавтом. А с первой в мире женщиной-космонавтом Валентиной Терешковой довелось познакомиться аж через полвека – сначала в Твери, а потом в Москве, и эти встречи хоть в какой-то мере «компенсировали» мой личный творческий «прокол», потому что в череде множества космических интервью на Кисловодском курорте мне так и не пришлось пообщаться ни с одной из представительниц прекрасного пола, покоривших Вселенную.

Легендарные подвиги «звездных братьев» много лет были окружены плотной завесой тайн. Даже на репортажи об отдыхе космонавтов в Кисловодске требовалось согласование. С великим трудом, через Москву, приходилось добиваться разрешения на публикацию в «Кавказской здравнице» о том, что покорители Вселенной Леонид Попов и Валерий Рюмин впервые вышли на связь с Космосом прямо из Кисловодска. Таким образом, читатели нашей газеты первыми узнали о специальных переговорных устройствах, с помощью которых отдыхавшие на курорте «звездные братья» общались с летавшим «космическим трио».

Излишняя засекреченность затрудняла, конечно, общение. И все-таки откровенные те беседы нередко выходили за рамки возвышенных сообщений ТАСС о выдающихся достижениях, где ни слова не сообщалось о трудностях орбитальных полетов и чисто человеческих впечатлениях. Невольно вспоминается встреча с Владимиром Джанибековым – космическим генералом, получившим этот почетный знак отличия сразу после приземления – на Байконуре. Когда на кисловодских прогулках в Курортном парке мы хотели, было, свернуть с пологого терренкура напрямик вверх, Джанибеков «тормознул»:

– На сегодня для меня этот бугорок покруче космических высот. Я еще не восстановился.

Вот такие в Космосе перегрузки и последствия, о которых мы и не подозревали.

Сравнительно непродолжительным (всего 13 счастливых суток, вопреки поверью о невезучем числе), но очень важным был рейс «космического «трио» в составе Леонида Кизима, Геннадия Стрекалова и Олега Макарова. Успех зависит от тысяч людей, которые готовят и обслуживают полет. Эта поистине общая заинтересованность проявляется и на курорте, где медики стараются быстрее восстановить силы героям космоса. И неслучайно, когда мы интересовались их кисловодскими впечатлениями, Олег Макаров со свойственной ему четкостью формулировок заметил:

– Мы все-таки экипаж, так что залп должен быть сразу из трех стволов!

А это означает сердечную благодарность, усиленную трижды. Благодарность работникам Малокарачаевского конного завода (космонавты не отказали себе в удовольствии оседлать красавцев-скакунов), благодарность коллективу РАДАН («Мы познакомились с уникальным Зеленчукским телескопом»), снежному Архызу («Ребята, вы так загорели, как будто только что с моря», – говорила Марина Попович, отдыхавшая в те же дни в Кисловодске), экскурсоводам за знакомство с лермонтовскими и другими памятными местами Кавминвод и, конечно же, в первую очередь – солнечному курорту.

– А как насчет перспективы курортов в Космосе?

– Реально, но это не наш век. Сейчас лучше отдыхать на прекрасных земных курортах – таких, как Кисловодск, где после чудесного отдыха надолго получаешь заряд бодрости и энергии.

Отдыхавшему в Кисловодске А. С. Викторенко был уготован естественный вопрос:

– В Кисловодске Вы отдыхали между звездными рейсами. Так можно ли говорить не только о курортной реабилитации после космической экспедиции, но и о положительном воздействии курортных факторов перед полетом?

– Курорт аккумулирует силы. Длительные полеты – это тяжелый марафон. Организм полностью перестраивается, приспосабливаясь к невесомости. Врачи могли бы научно прокомментировать это состояние, а я лишь сравню его с человеком, которого надо поставить вверх ногами и долго-долго так держать. Прилив крови к голове, изменения в желудочно-кишечном тракте, все системы организма перестают нормально функционировать – отсюда и самочувствие. Мышцы ТАМ не работают, а раз не работают, организм перестает давать им кислород, без которого они атрофируются. Чтобы этого не случилось, приходится постоянно заниматься физкультурой, а привычная «мышечная радость» в ТЕХ условиях представляет собой кошмарный труд. Но рекомендации медиков, в том числе и курортных, приносят хорошие результаты.

Кисловодская орбита космонавтов – это еще и продолжение замечательной традиции, которая начиналась пребыванием на курорте Лермонтова, Шаляпина, Ярошенко… – людей, составляющих гордость Отечества. По традиции «звездные братья» высаживали в парке остроконечные ели, которые казались готовыми к старту ракетами, встречались с местными жителями…

Вот уже полвека, как небо и земля стали ближе. Но освоение Космоса продолжается. Нынешние полеты далеки от былых помпезных торжеств. Интригуя читателей, журналисты стремятся теперь откопать побольше всяких ЧП или хотя бы казусных случаев. Разумеется, читать об этом интересно. И все-таки главное заключалось в другом: при всех воспоминаниях на повторяющийся репортерский вопрос «Что вам больше всего запомнилось в полете?» космонавты неизменно отвечали: «Родина!».

– Наша Родина! – всякий раз повторяли они, рассказывая о природной красоте, и о том, что создано на Земле человеком. Несовместимы в сравнении звездная бездна и голубая точка нашей планеты. Но и для космонавтов, привыкших к фантастическим расстояниям, просторы Отчизны необъятны. Перед сном, когда руки, непослушные в невесомости, взмывают куда-то за голову, память воскрешает родные места…

…Красную площадь (сюда перед каждым полетом приходят по традиции «звездные братья»)…

…выровненные копытами коней казахстанские степи (отсюда стартуют к звездам космические корабли)…

…и, может быть, солнечный наш курорт, который устойчиво вписался в орбиту «Байконур – Космос – Звездный – Кисловодск», где после напряженной космической вахты разведчики Вселенной укрепляют здоровье.

Анатолий КРАСНИКОВ.

НА СНИМКЕ: космический генерал Владимир Джанибеков среди кисловодских школьников в Курортном парке.

Фото автора.

Другие материалы в этой категории: « Байконур – Космос – Кисловодск