Log in

23 ноября 2017 года, 12:12
В Центральном парке Ставрополя в рамках Всероссийской акции «Живи, лес!» состоялся сбор желудей.
Накануне Дня матери Ставропольский городской совет женщин отметил 25-летие.
Владимир Путин провел в Сочи совещание с руководством Минобороны и предприятий ОПК.
В Сочи ждут начала саммита, который уже называют историческим.

Отпетые мошенницы?

Ирина Крутова (все фамилии изменены), находясь в Кисловодске, узнала о смерти 20 ноября 2011 года своего бывшего сожителя – Ивана Михайловича Былова, работавшего до 24 февраля 2010 года главным бухгалтером очень даже солидной нефтегазовой фирмы. То, что Иван Михайлович имеет весьма высокое материальное положение, Ирине Крутовой было известно с апреля 2010 года по сентябрь 2011 года – то есть во время совместного проживания. Новость эта ее, конечно, опечалила, но нельзя сказать, что выбила из колеи. Более того, спустя немного времени, она поставила перед собой конкретную задачу: любым способом, всеми правдами-неправдами приобрести права на имущество, оставшееся после смерти Ивана Михайловича.

Ирина Крутова прекрасно понимала, что реализация ее плана полностью зависит от официального документа, предоставляющего права на имущество, оставшееся после смерти Былова Ивана Михайловича – завещания. Она также четко представляла себе, что на территории Ставропольского края реализовать свой преступный план она не сможет по причине жесткого контроля со стороны нотариальной палаты Ставропольского края за деятельностью частных нотариусов. И. Крутова, не долго думая, поехала в соседний регион – Кабардино-Балкарскую Республику, где в период с 20 по 28 ноября 2011 года в г. Чегеме Чегемского района вступила в сговор, основанный на материальной заинтересованности с Насоновой Асият, являющейся нотариусом Чегемского нотариального округа Кабардино-Балкарской Республики и имеющей лицензию на право нотариальной деятельности.

Согласно преступному праву И. Крутовой, А. Насонова, как нотариус Чегемского нотариального округа Кабардино-Балкарской Республики, на основании представленных И. Крутовой сведений и копий необходимых документов, должна была изготовить подложное завещание от имени Былова И. М., удостоверить его, после чего передать И. Крутовой для последующего предъявления нотариусу по месту регистрации завещателя в городе Кисловодске.

Действуя согласно достигнутой с И. Крутовой договоренности, А. Насонова, находясь в нотариальной конторе нотариуса Чегемского нотариального округа, на бланке строгой отчетности и листе белой бумаги формата А4 с использованием компьютерной техники изготовила подложное завещание от 12.04.2011 года и его дубликат от имени Былова Ивана Михайловича, 20.11.1950 года рождения, уроженца села Журавского Александровского района. При этом, в связи с отсутствием реального завещателя – Былова И. М., который 20 ноября 2011 года скончался в ГБУЗ «ККБ №1 им. С. В. Очановского» г. Краснодара, создавая видимость реальности предстоящих событий и законности своих действий, Асият Насонова в тот же день пригласила в свой рабочий кабинет неустановленное следствием лицо, которого представила привлеченному рукоприкладчику И. Бараковой, как завещателя Былого И. М., не имеющему возможности из-за заболевания глаз самостоятельно ознакомиться с текстом завещания и подписать его. Введенная в заблуждение И. Баракова, не подозревая о преступных намерениях А. Насоновой, полностью доверяя последней, не сличив паспортные данные неустановленного лица, представленного ей в качестве завещателя Былого И. М., по просьбе А. Насоновой 28 ноября 2011 года заверила завещание от 12.04.2011 года своей подписью в качестве рукоприкладчика.

Продолжая реализацию своего преступного умысла, Асият Насонова, действуя согласовано с Ириной Крутовой, находясь в своем рабочем кабинете, внесла в реестр № 1 – 02 регистрации нотариальных действий нотариуса Чегемского нотариального округа Кабардино-Болкарской Республики на 2011 год под номером 1 – 863 и в алфавитную книгу учета завещаний заведомо ложные сведения о завещании Былова И. М. от 12.04.2011 года, а также внесла запись в Единую информационную систему нотариата (ЕИС) об использовании номерного бланка для удостоверения завещания от имени Былого И. М.

Изготовленное подложное завещание от имени Былова И. М. от 12.04.2011 года А. Насонова, в соответствии с предварительной договоренностью, передала И. Крутовой, тем самым предоставив возможность реализации преступного умысла, направленного на незаконное приобретение права на имущество, оставшееся после смерти Былова И. М., путем обмана.

Что же касается И. Крутовой, то она, 16 января 2012 года, находясь в Кисловодске, предъявила нотариусу Кисловодского городского нотариального округа Елене Лозовой подложное завещание от имени Былова И. М. от 12.04.2011 года вместе с заявлением о принятии наследства. Однако постановлением нотариуса Кисловодского городского нотариального округа Е. Лозовой от 16.01.2012 года № 18 в совершении нотариальных действий И. Крутовой было отказано, а 28.04.2012 года решением Кисловодского городского суда Ставропольского края по иску сына – Былова И. М. – Былова Михаила Ивановича, к Крутовой, Насоновой А. и И. Бараковой, указанное завещание Былова И. М. от 12.04.2011 года, удостоверенное нотариусом Чегемского нотариального округа КБР Насоновой А. и подписанное Бараковой И., признано недействительным.Крутова И., действуя умышленно, из корыстных побуждений, с целью дальнейшей реализации своего преступного умысла, через Кисловодский городской суд по адресу: г. Кисловодск , ул. Ленина, 22, 1.10.2012 года подала в судебную коллегию по гражданским делам Ставропольского краевого суда апелляционную жалобу на вышеуказанное решение Кисловодского городского суда от 28.04.2012 года, указав в ней заведомо ложные сведения о подлинности и действительности завещания Былова И. М. от 12.04.2011 года, изготовленного Насоновой А.

Судебная коллегия по гражданским делам Ставропольского краевого суда, не подозревая о преступных намерениях Крутовой И. и Насоновой А., приняв за достоверные представленные Крутовой сведения, подкрепленные подложными документами, 20.11.2012 года вынесла апелляционное определение, которым решение Кисловодского городского суда от 24.08.2012 года отменено и принято новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований Былова М. И. к Крутовой И., Насоновой А. и Бараковой И. о признании недействительным завещания от 12.04.2011 года.

На основании апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 20.11.2012 года и подложного завещания от 12.04.2011 года, Крутова И., действуя согласно отведенной ей в преступном плане роли, в период с 20.06.2013 года по 15.07.2013 года в нотариальной конторе нотариуса Кисловодского городского нотариального округа Чуркиной В. В. по адресу: г. Кисловодск, ул. К. Либкнехта, 24 получила следующие свидетельства о праве на наследство по завещанию Былова Михаила Ивановича:

от 22.06.2013 года – на земельный участок № 8 площадью 1336 кв. м, расположенный по адресу: Ставропольский край, г. Кисловодск, ул. Свердлова , стоимостью 365876181 рублей;

от 22.06.2013 года – на земельный участок № 239 площадью 400 кв. м, расположенный по адресу: Ставропольский край, г. Кисловодск, садоводческое товарищество «Весна-88», стоимостью 277867,04 рублей;

от 22.06.2013 года – на земельный участок № 240 площадью 400 кв. м, расположенный по адресу: Ставропольский край, г. Кисловодск, садоводческое товарищество «Весна-88», стоимостью 273088 рублей;

от 24.06.2013 года – на квартиру по ул. Жуковского города Кисловодска Ставропольского края, стоимостью 3000000 рублей;

от 3.07.2013 года – на земельный участок площадью 81 кв.м, расположенный по адресу: Ставропольский край, г. Кисловодск, ул. Жуковского, стоимостью 71187246 рублей; на хоз.постройку площадью 38,4 кв.м, расположенную в г. Кисловодске по ул. Жуковского, стоимостью 220000 рублей;

На 1/2 долю денежных средств с причитающимися процентами и компенсациями на счете Северо-Западного банка Сбербанка России.

При вышеописанных обстоятельствах Крутова И. и Насонова А., действуя группой лиц по предварительному сговору, умышленно, из корыстных побуждений, путем обмана приобрели право на имущество Былова Михаила Ивановича, общей стоимостью 19741085 рублей 63 копейки, причинив Былому Михаилу Ивановичу ущерб на указанную сумму, что составляет особо крупный размер.

Подсудимая Крутова И. виновной в совершении мошенничества себя не признала и пояснила суду о том, что познакомилась с Быловым И. М. в апреле 2010 года. В тот период времени она занималась недвижимостью, и Былов И. М. обратился к ней по вопросу приобретения жилья в г. Кисловодске. Одна из предложенных ею квартир Былову И. М. понравилась – это была квартира № 19 в доме по ул. Жуковского г. Кисловодска, которую он решил приобрести. В процессе поиска квартиры Былов И. М. стал за ней ухаживать.

Примерно в конце апреля 2010 года, после покупки квартиры, Былов И. М. сделал ей предложение. Они отметили это событие у ее родителей в селе и в ресторане «Замок коварства и любви» в г. Кисловодске.

С мая 2010 года они стали проживать втроем: она, Былов И. М. и ее сын – Крутов Т. А., а в конце лета 2011 года Былов И. М. перевез сына в г. Кисловодск, он приобрел для него квартиру по ул. Ленина, 15, где они стали проживать вчетвером, поскольку в квартире по ул. Жуковского г. Кисловодска, купленной Быловым И. М., производился ремонт.

В период их совместного проживания Былов И. М. материально обеспечивал ее: подарил квартиру, автомашины, золотые украшения, оплачивал ее лечение, просил сопровождать его в различных поездках. У нее были доверенности от Былова И. М., по которым она могла в любое время снять со счетов деньги. У Былова И. М. были проблемы со зрением, он имел несколько очков, всегда ходил в очках и снимал их только на время сна. Ввиду алкогольной зависимости, ей приходилось неоднократно кодировать Былова, в связи с чем его зрение ухудшилось, однако при наличии нужных очков он мог самостоятельно подписывать документы.

Сын Былова И. М. Михаил к ней относился хорошо, через нее решал вопросы, имеющиеся у него к отцу, но при этом он настраивал Былова И. М. против нее, рассказывая наедине последнему всякие небылицы о ней, был против заключения брака между ними. Впоследствии она догадалась, что Былов М. И. играл в автоматы и казино, на этой почве между ним и Быловым И. М. был конфликт, после которого Былов М. И. уехал г. Кропоткин, а затем – в г. Краснодар.

У Былова И. М. имелись водительские права, однако сам он редко водил машину, так как жаловался на зрение, во всех поездках обращался к окулистам, до их знакомства перенес операцию на глазах.

Ее родные очень хорошо относились к Былову И. М., он часто ездил к ним в гости в КЧР. Былов И. М. любил проводить время с ее братом – Крутовым Дамиром. За время совместного проживания она и Бывалов И. М. неоднократно посещали его брата Алексея, проживающего в с. Падинском Новоселицкого района, с которыми у них были хорошие отношения. С другим братом – Александром, у Былова И. М. сложились натянутые отношения, и когда Александр с женой приезжали к ним в гости, они часто ссорились между собой.

В начале апреля 2011 года у Былова И. М. вышла из строя автомашина, 11 апреля 2011 года он вызвал эвакуатор для транспортировки автомашины в автосалон г. Ставрополя и взял с собой ее брата – Крутова Дамира, а она осталась в г. Кисловодске. Они должны были вернуться в этот же день, после чего она и Былов И. М. собирались поехать в Кабардино-Балкарскую Республику, чтобы купить лошадь ее отцу на День рождения.

В тот же день ей на сотовый телефон позвонил Былов И. М. и сообщил о том, что они с Крутовым Д. находятся в г. Краснодаре, на что она обиделась, так как заметила, что он уже был в нетрезвом состоянии, и в течение трех дней не включала свой телефон.

Впоследствии Былов И. М. ей рассказал о том, что в г. Краснодар он уехал потому, что у его сына что-то случилось, но на самом деле это оказалось неправдой, и кроме того, у него имелись дела в «Банке Москвы».

Спустя три дня она позвонила Былову И. М., но ответил ее брат, который пообещал, что они скоро вернутся в г. Кисловодск, но они так и не приехали. Примерно через две недели она приехала в г. Краснодар в гостиницу «Москва», где остановились ее брат и Былов И. М. – выяснилось, что все две недели они пили. Последний находился в состоянии сильного алкогольного опьянения. Она отправила Дамира домой, а для Былова И. М. вызвала «скорую помощь», и когда Былову И. М. стало лучше, они поехали в «Банк Москвы», где Иван Михайлович завершил свои дела, и они вернулись в г. Кисловодск.

Совместное проживание с Быловым И. М. длилось 1 год и 8 месяцев. 15.10.2011 года она улетела на операцию в г. Обнинск, а Былов И. М. за неделю до этого уехал по своим делам в г. Краснодар, а впоследствии узнала, что Былов И. М. – в тяжелом состоянии находится в больнице г. Краснодара, когда она туда прибыла, то ей стали известны подробности случившегося с Быловым И. М. приступа.

20 ноября 2011 года Былов И. М. скончался. Спустя некоторое время после похорон она собрала личные вещи Былова И. М. и отвезла их в с. Падинское брату Алексею, который в ходе разговора сообщил ей о том, что, со слов Былова И. М., ему известно о том, что он оформил завещание, в которое включил и ее.

Через какое-то время после этого она наводила порядок в сейфе Былова И. М. и обнаружила завещание Былова И. М. С завещанием она направилась в г. Чегем к нотариусу Насоновой А., адрес которой был указан в завещании. Насонова А. разговаривала с ней резко, накричала на нее и отправила в Нотариальную палату Кабардино-Балкарской Республики, где ей было выдано свидетельство о том, что завещание не отменено и не изменено. Об обстоятельствах составления завещания Быловым И. М. она с Насоновой А. не разговаривала, и до этого дня не была с ней знакома.

После этого она предъявила завещание нотариусу г. Кисловодска Е. Лозовой, которая отказала ей в открытии наследственного дела, ссылаясь на грамматические ошибки в тексте завещания. Нотариус пояснила, что данное решение может быть обжаловано Крутовой И. в суде, что она и сделала. Всеми последующими гражданско-правовыми спорами в судах по нотариальной доверенности занимался Статуэткин В. Н.

Подсудимая Насонова А. виновной себя не признала и показала, что с 1999 года до дня задержания она работала нотариусом Чегемского района КБР. До 2013 года нотариальная контора Чегемского района располагалась по адресу: г. Чегем, ул. Кярова, 22, по этому же адресу располагался и районный суд, в котором работала И. Баракова секретарем судебного заседания у судьи, фамилия которого ей известна. Баракову И. она знала в лицо, при встрече здоровалась.

Согласно установленному режиму, она работала с 9 часов до 18 часов без обеденного перерыва каждый день, с перерывом – до 19 часов, кроме выходных – субботы и воскресенья. В указанном здании она занимала один кабинет, так как в связи с небольшим объемом работы, никогда не имела помощников.

12 апреля 2011 года около 18 часов она находилась в своей нотариальной конторе и готовила отчет в регистрационную палату. В это время к ней в кабинет пришли двое ранее незнакомых ей мужчин, как впоследствии ей стало известно, один из них – Былов Иван Михайлович. Второй мужчина не представился, в ее кабинете находился недолго, а затем вышел в коридор; на вид ему было лет 60, высокого роста, одет был в темные брюки и куртку.

По манере их общения она поняла, что мужчины между собой давно знакомы. Былов И. М. предъявил свой паспорт и выразил свое желание оформить завещание. Она провела беседу с Быловым И. М., чтобы проверить его способность отдавать отчет своим действиям. Былов И. М. адекватно отвечал на ее вопросы, рассказал о том, что постоянно проживает в г. Кисловодске, имеет гражданскую жену – Крутову И., приемного сына, двух братьев, с которыми у него натянутые отношения, и один из них – болен.

По поводу выбора нотариальной конторы г. Чегема Былов И. М. пояснил, что сделал свой выбор случайно, будучи проездом в Кабардино-Балкарской Республике. Он самостоятельно, без посторонней помощи, передвигался по ее кабинету и ориентировался в нем.

Когда она закончила составлять завещание, Былов И. М. сказал, что не может сам расписаться, так как плохо видит. Ввиду отсутствия у нее полномочий и возможности проверять наличие у посетителей болезней, она вынуждена была поверить Былову И. М. и разъяснила, что ему необходимо найти рукоприкладчика. Былов И. М. вышел в коридор, о чем-то поговорил с мужчиной, с которым пришел, и через несколько минут вошел в кабинет с Бараковой И., которая пришла к ней на прием за перечнем документов, необходимых для продажи квартиры.

Она предупредила Баракову И. об ответственности за разглашение сведений, ставших известными при составлении и подписании завещания, после чего она расписалась в завещании, которое она внесла в алфавитную книгу и реестр, получила 800 рублей государственной пошлины и занесла его в программу ЕИС, куда в тот же день внесла и сведения об использовании бланка завещания. Время составления завещания – 12 час. 10 минут – указала ошибочно. Бланк завещания был ею приобретен в партии бланков строгой отчетности, полученных по акту 29.03.2011 года.

Все данные в завещание она вносила со слов Былова, а после составления завещания она огласила текст завещания, и Былов И. М. не сделал ей каких-либо замечаний по его содержанию. Завещание было зарегистрировано во 2 реестре, а если бы завещание было зарегистрировано в ноябре 2011 года, как считает обвинение, то тогда оно было бы зарегистрировано в 3 реестре, и регистрационный номер был бы не трехзначным, а четырехзначным.

В 2011 году , точную дату она не помнит, к ней в контору обратилась женщина, которая представилась Крутовой И., предъявила завещание Былова И. М. и попросила сделать в нем отметку о том, что завещание не отменено и не изменено, в связи с чем она отправила Крутову И. в Нотариальную контору г. Нальчика. Крутова И. была ей незнакома, она видела ее впервые.

По истечении какого-то времени по поводу указанного завещания на нее стали поступать жалобы от Былова М. И. и его представителей в различные инстанции, в связи с чем в отношении нее неоднократно проводились проверки Министерством юстиции, Нотариальной палатой КБР, но никаких нарушений обнаружено не было.

В апреле 2016 года, когда она уже находилась под стражей, к ней в СИЗО-1 г. Пятигорска приходил представитель потерпевшего Сафонов и предлагал заключить с ним сделку, обещая хорошее вознаграждение, а именно – просил, чтобы на фотографии она указала на другого человека, а не на Былова И. М., как на лицо, приходившее к ней в контору и составившее завещание. От данного предложения она отказалась.

Из оглашенных в судебном заседании показаний Насоновой А., допрошенной в качестве подозреваемой, следует, что 12.04.2011 года, к концу рабочего дня, примерно между 18 и 19 часами, Насонова А. находилась на своем рабочем месте и готовила отчет в регистрационную палату. В это время в нотариальную контору зашли двое ранее незнакомых ей мужчин – как впоследствии ей стало известно, один из них был Былов М. И.

Между тем, вина подсудимых Крутовой И. и Насоновой А. подтверждается следующими доказательствами.

Потерпевший Былов А. М. показал суду, что Былов И. М. доводился ему родным братом, работал в г. Сургуте, потом занимался коммерцией, сам принимал решения, и на него было очень трудно повлиять. Былов И. М. был очень состоятельным человеком. Переехать в г. Кисловодск было его желанием.

В 2010 году Былов И. М. вышел на пенсию и решил переехать жить на свою родину в Ставропольский край. В конце апреля 2010 года он прилетел в г. Кисловодск, так как на работе получил путёвку в санаторий «Красные камни». Ему понравился город, и он тут же решил купить квартиру. Когда они гуляли в районе «Колоннады», то увидели вывеску на здании «Недвижимость», с адресом: ул. Красноармейская, 3, куда они зашли. В офисе находился сын Крутовой И. – Крутов Т. А., который позвонил своей матери, и она назначила встречу на следующий день в 9 утра.

Он и Былов И. М. утром вновь приехали в офис недвижимости, взяли Крутову И., и на его автомашине поехали смотреть квартиры. Былову И. М. приглянулась квартира по ул. Жуковского. Потом он уехал домой, а Былов И. М. остался в санатории. Крутова И. помогла Былову И. быстро оформить квартиру, и она попросила разрешения приходить к нему в гости на ул. Жуковского выпить, покурить, так как вера ей не позволяет сидеть в ресторане и делать это в открытую. Былов И. М. говорил, что у Крутовой И. есть связи, и она помогла ему за один день оформить квартиру.

После того, как Былов И. М. приобрёл квартиру в г. Кисловодске, он не возвращался работать в г. Сургут, поскольку ушел на пенсию. Ему известно, что брат приобрел несколько квартир и земельный участок в г.Краснодаре для себя и для сына. Он также слышал, что в г. Кисловодске Былов И. М. приобретал какие-то земельные участки.

С мая 2010 года и по сентябрь 2011 года Былов И. М. проживал в г. Кисловодске, а потом уехал в г. Краснодар.

Крутова И. некоторое время проживала в квартире Былова И. М. по ул. Жуковского, куда вселилась вместе со своим сыном Крутовым, чем Былов И. М. был недоволен, так как ему хотелось одиночества. Былов И. М. пользовался связями Крутовой И., она помогла ему оформить документы, занималась хозяйственными вопросами.

После того, как Крутова И. поближе познакомилась с его братом, то произошла его изоляция. Во время его приезда к брату Крутова И. не давала им общаться, и когда они уходили гулять, она тут же звонила и говорила Былову И. М., чтобы он срочно приезжал, так как ей плохо с сердцем. Он просил Былова И. М. погулять с ним, чтобы ему всё разъяснить, так как он сразу заподозрил, что Крутова И. – нечестный человек. Былов И. М. на это ответил ему, что он чуть-чуть пообщается с ней, а потом бросит.

Он предупреждал Былова-младшего, что они оставят их без ничего, на что он сказал, что он не может повлиять на отца. Потом ему звонил Былов И. М. и сообщил, что Крутова И. наседает на него, чтобы он на ней женился, подключила своего отца, они не дают ему прохода. Он сказал ему, чтобы он даже не думал жениться.

Былов И. М. делал ремонт, а Крутова И. завышала цены. После этого, он как-то к нему приехал и услышал от него фразу, адресованную Крутовой И., – «Ты за какие деньги купила машину, откуда ты знаешь мои счета ?», а Крутова И. ответила: «Мне папа купил машину».

Во время поездок Былова И. М. в г. Краснодар и г. Сургут семья Крутовых его просто преследовала, с ним постоянно находилась Крутова И. или ее брат Крутов Дамир, и это имело место даже в период лечения Былова И. М. в Кумогорской больнице, куда тот лег, чтобы полечить позвоночник.

Когда Былов И. М. попал в аварию, то Крутова И. даже не вызвала ему врача, хотя он неделю жаловался, что у него болят рёбра, дышать трудно. Он позвонил своему товарищу – Байчорову М.Х., который работал врачом, и попросил посмотреть брата. Затем Былов И. М. окончательно решил переехать в г. Краснодар. Иван Михайлович начал жаловаться ему, что ему всё это надоело, и он хочет от этого отвязаться. Былов И. М. планировал переехать в г. Краснодар, так как он хотел порвать все отношения с Крутовой И.

В конце сентября 2011 года, в субботу, он приехал в г. Кисловодск, и позвонил Былову И. М., который сказал, что Крутова И. ушла, забрала все свои вещи. В воскресенье они находились дома, Былов И. М. со своим сыном собирали основные вещи очень быстро, и даже поменяли замок в квартире, так как собирались уехать в г. Краснодар около 15 или 16 часов. После того, как они уехали, Крутова И. пыталась открыть замок через соседей, но они её не пустили.

Потом Былов И. М. около двух недель ему не звонил, и он позвонил ему сам, но тот не отвечал на его звонки. Его супруга выяснила по сети Интернет номер телефона Краснодарской краевой больницы. Позвонили в приемную, и им пояснили, что Былов И. М. поступил сначала в травматологическое отделения, а потом его перевели в нейрохирургическое отделение. У него было два перелома теменной кости, основания черепа, множественные раны лица, туловища, конечностей, кровоподтёки, в тот момент брат уже находился в коме. Он постоянно туда звонил, ему дважды делали трепанацию черепа, но состояние его не стало лучше.

Ему позвонила Крутова И. и просила, чтобы он повлиял на Былова, и чтобы они перевели Былова И. М. в г. Кисловодск, так как у нее там много знакомых, она все оплатит, но он категорически отказался, так как знал, что в г. Краснодаре лечение лучше. Тогда она сказала, что она Былова убьет, лишит всех денег и посадит. Голос у нее был жесткий и требовательный, она не страдала и не плакала.

Крутова И. говорила о том, что её не пускают в палату к Былову И. М. Потом, она вечером ему позвонила и сказала, что её наконец пустили, и она даже с ним разговаривала, он ей пожал руку, состояние его в тот момент трудно было оценивать.

На следующий день, утром 20 ноября 2011 года он позвонил в больницу и ему сообщили, что Былов И. М. умер около 00 или 03 ночи. Былов И. М. 40 дней лежал в коме. Следствием доказано, что Былов И. М. умер 20 ноября 2011 года, а 20 или 28 ноября Крутова И. поехала в г. Чегем делать завещание, то есть даже 9 дней не прошло. Былов И. М. избегал Крутову И., но это все закончилось трагически, и он умер не своей смертью. Организацией похорон занимался Былов А. М., который жаловался, что Крутова И. его запугивала, и он боялся её. Когда брат был ещё жив, Крутова И. сказала, что она Былова М. И. убьет и посадит. Она это мотивировала тем, что Былов М. И. не проведывал своего отца и не разрешал перевести своего отца в г. Кисловодск. Ему известно, что между ними изначально были неприязненные отношения.

Также ему известен случай, когда Былов И. М. сбежал из г. Кисловодска в г. Краснодар, а Крутова И. В. поехала туда оперироваться по поводу щитовидной железы, после чего Былов И. М. ему говорил, что понаехали, как табор, отец Крутовой И., брат Крутов Д., сын, на двух машинах, и просили деньги на операцию, – он не дал им денег и они уехали.

Былов И. М. не высказывал намерения, что хочет поехать в КБР – наоборот, боялся, поскольку там были теракты, он даже не вспоминал о той поездке в КБР, когда он ездил туда единожды на экскурсию.

После смерти Былова И. М. он с Крутовой И. не общался, но ему известно, что она приезжала к жене его среднего брата и привозила вещи Былова И. М. Тогда Крутова И. сказала, что если он выступит на стороне Былова М. И., то она его лишит всего состояния.

Также Крутова И. звонила супруге среднего брата и говорила, что она привезёт нотариуса, чтобы её муж – Былов Алексей, подписал, что Былов И. М. оставил все по завещанию Крутовой И., а они за это получат 2 млн. рублей, но они отказались. Через две недели его брат – Былов А. умер.

Былов И. М. страдал заболеваниям глаз, у него было 5 или 6 пар очков. За рулем он ездил в очках для дальности, читал свободно, одним глазом он хорошо видел, а вторым – расплывчато. Былов И. М. делал операции в Швейцарии до 2010 года, после чего не жаловался на зрение. После аварии, которая была незадолго до смерти, зрение у Былова И. М. не ухудшилось – он получил травму грудной клетки. Он всегда следил за своим здоровьем; и с ним, как с врачом, советовался, спиртными напитками не злоупотреблял.

При жизни Былов И. М. говорил, что оставил завещание своему сыну – Былову М. И. В сентябре 2011 года Былов И. М. сказал: если что-то случится, чтобы он не бросал его сына – Былова М. И., которому он уже написал завещание в г. Санкт-Петербурге. Со слов Былова И. М., наследник должен быть один – это его сын, он даже родным братьям ничего не оставил. Он не говорил о том, что хочет изменить завещание, тем более, что у него были нормальные отношения с сыном.

О существовании другого завещания ему стало известно, когда он обратился к нотариусу Лозовой Е., чтобы узнать, оставил ли Былов И. М. что-нибудь его семье, где ему сказали, что ему ничего не завещано, а наследником является не только сын Былова И. М. После он позвонил Былову М. И. и сообщил ему об этом.

Когда он узнал, что Былов М. И. признан недостойным наследником, ему разъяснили, что он вправе выступить наследником второй очереди, на что он согласился, выдал в марте 2015 года доверенность и подал заявление о принятии наследства через представителя – адвоката Кленова П. А., который вел дело Былова М. И. до настоящего времени он не получил свидетельства о принятии наследства. Былов М. И. не возражает против того, что он обратился с заявлением о принятии наследства.

Свидетель Былова М. И. показала суду о том, что ее муж – Былов Алексей, доводится родным братом Былова И. М., и Былова А. М. Она познакомилась с Крутовой И. незадолго до смерти её мужа – та вместе с Быловой М. Н. приезжала к ним в гости на праздник Пасхи, это было в мае месяце. Она поняла, что Крутова И. и Былов И. М. вместе живут. Поначалу всё было хорошо, потом начались неприятности. Былов И. М. приезжал, Крутова И. его забирала.

Зимой 2011 года Былова И. М. привёз его сын Былов М. И., так как в г. Кисловодске между Крутовой И. и Быловым М. И. произошёл какой-то конфликт. Крутова И. звонила Былову И. М., а его сын говорил, чтобы тот не отвечал, поскольку он боялся, что по звонкам определят место их нахождения.

Когда её супругу – Былову А. М., диагностировали онкологию, Былов И. М. помогал ему в лечении, присылал деньги. Однажды Былов И. М. позвонил ей и сообщил, что по дороге к ним в гости он попал в аварию, сломал два ребра, разбил чужую машину. Она предложила отправить машину, чтобы его привезли к ним, но он сказал, что ждёт своего сына – Былова М. И., чтобы тот его забрал в г. Краснодар. Эти события происходили примерно за месяц до смерти Былова И. М.

В г. Краснодар они направились с вещами на постоянное место жительства, но поскольку забыли что-то важное, Былов М. И. был вынужден вернуться в г. Кисловодск. Она созванивалась с Быловым И. М., который просил звонить Былову М. И. каждые полчаса и спрашивать, где он находится, так как он опасался за его жизнь. Потом Былов И. М. позвонил и сообщил о том, что они доехали, и с ними всё нормально. Позже периодически они созванивались с Быловым И. М., и он говорил, что после аварии ему тяжело дышать, и у него болят рёбра.

В тот вечер Былов И. М. позвонил ей и сказал, чтобы её муж не экономил деньги на своем лечении, так как его сын – Былов М. И., едет из Москвы с какими-то машинами, и он его ждёт, а потом они вместе приедут к ним в гости. На следующий день ей позвонил Былов М. И. и сказал, что он приехал к отцу, но двери снаружи были закрыты, пришлось взламывать замок. Когда зашли в квартиру, Былов И. М. лежал на полу с пробитой головой и без сознания. После этого в себя он так и не пришел. Её супруг умер 23 февраля 2012 года, а Былов И. М. умер 20 ноября 2011 года.

После смерти Былова И. М. к ней приехали Крутова И. с братом, они привезли вещи Былова И. М., которые она раздала его одноклассникам. Крутова И. сказала её супругу – Былову А. М., что она поможет ему в лечении, не бросит его, если что-нибудь с ним случится.

Затем в феврале 2012 года, за три дня до смерти мужа, ей позвонила Крутова И. и предложила приехать с нотариусом к ним домой, чтобы ее муж – Былов А. М., подтвердил то, что он знает про завещание Былова И. М. в её пользу, за что она передаст им 2 млн. рублей, но она отказалась от этого предложения.

О смерти своего мужа она сообщила Крутовой И. по телефону, на что та сказала, что телефоны прослушиваются, и им не надо разговаривать. После этого они больше не созванивались и не виделись. Еще до знакомства с Крутовой И. у Былова И. М. были незначительные проблемы со зрением, в связи с чем он лечился в Швейцарии, после чего сам водил автомашину. Он набирал номер телефона без очков, но иногда надевал очки. У Былова И. М. было высшее образование, он заработал всё своими руками. Повлиять на него никто не мог, кроме того, он был экономным. Былов И. М. употреблял спиртные напитки, но очень редко. В конце 2011 года из общения с Быловым И. М. она сделала вывод, что тот стал бояться за свою жизнь и жизнь своего сына – Былова М. И., а именно – боялся Крутову И. и её брата. Ей неизвестно о том, в пользу кого Быловым И. М. было написано завещание.

Свидетель Е. Лозовая показала суду, что является нотариусом по Кисловодскому городскому нотариальному округу. 16 января 2012 года к ней обратилась Крутова И. с заявлением, по которому она завела наследственное дело имущества Былова И. М., умершего 20 ноября 2011 года, проживавшего по адресу: г. Кисловодск, ул. Жуковского. В копии наследственного дела Былова И. М., умершего 20 ноя-бря 2011 года, имелись следующие документы: копия завещания, удостоверенная 12 апреля 2011 года нотариусом Чегемского нотариального округа по КБР Насоновой А. В указанном завещании она обнаружила ряд орфографических ошибок и неточностей, о которых она сообщила Крутовой И. Фамилия сына умершего была неправильно написана – вместо «Былов» указано «Блыов». Крутова И. уточнила, нужно ли ей снова обратиться к нотариусу, на что она пояснила, что этот вопрос можно решить в судебном порядке. Она выдала Крутовой И. постановление об отказе в совершении нотариального действия от 16 января 2012 года за  № 18. Крутова И. категорически отказалась оставлять подлинник завещания, и поэтому она заверила копии завещания и оставила их у себя в деле. На основании заявления Крутовой И. она сделала запросы в банки, которые она указала. Через несколько дней ей позвонил сын Былова И. М. и задал ей вопрос о том, на каком основании она разыскивает денежные вклады. Былову М. И. она пояснила, что он вправе обратиться к нотариусу по месту жительства, заверить подписи в заявлении и выслать его в её адрес, но он сказал, что он не приедет. По телефону она не могла дать ему все сведения. При этом Былов М. И. сказал, что у него имеется завещание, составленное нотариусом г. Санкт-Петербурга, и он является единственным наследником. С Быловым М. И. она разговаривала только по телефону и никогда его не видела. От его имени к ней обратился представитель по доверенности Ковалевский, который предъявил завещание Былова И. М., составленное в г. Санкт-Петербурге, она выдала ему постановление и объяснила, что силу имеет последнее завещание, которое было удостоверено в г.Чегеме, и только суд вправе признать завещание недействительным. Она направила запрос в нотариальную палату Ставропольского края для того, чтобы ей разъяснили, имеет ли она право на основании такого завещания оформлять наследство; сделала запрос в нотариальную палату КБР Насоновой А. и получила от них ответ, что завещание не отменено и не изменено. Она приняла заявление от Ковалевского Н. Н. о принятии наследства, и также выдала ему постановление об отказе в совершении нотариального действия, разъяснив право на обращение в суд о признании завещания недействительным. Первое время к ней приходила Крутова И., а потом стали являться только адвокаты. Впоследствии наследственное дело было изъято следственными органами, затем дело было возвращено. Адвокаты Крутовой И. просили выдать свидетельство о праве на наследство, однако она отказала, в связи с чем Крутова И. и её адвокат писали жалобы Президенту РФ Путину В. В. и президенту Нотариальной палаты. Она же обратилась в Нотариальную палату Ставропольского края по поводу того, что за офисом и квартирой следят, и что она опасается за свою жизнь, в связи с чем просила передать нотариальное дело другому нотариусу. В мае 2013 года она передала нотариальное дело нотариусу Чуркиной В. В. К ней также обращался Былов А. М., который представился и рассказал о своем брате, племяннике, в тот период времени наследственное дело уже было заведено. Она объяснила ему, что по имеющемуся завещанию указано другое лицо, пояснив, что его племяннику нужно обратиться к ней или к нотариусу г. Краснодара, то есть подать заявление о принятии наследства по указанному завещанию.

Заявление от имени Былова М. И. было представлено Ковалевским Н. Н., которым было предъявлено и завещание от имени Былова И. М., умершего 20 ноября 2011 года, удостоверенное нотариусом г. Санкт-Петербурга, с отметкой, что указанное завещание не отменено и не изменено, в котором имелась собственноручная подпись Былова И. М, от имени, которого действовал Ковалевский Н. Н., в январе 2012 года было выдано постановление об отказе в совершении нотариального действия на основании того, что имеется завещание, составленное позднее этого.

Свидетель Чуркина В. В. показала суду, что является нотариусом Кисловодского городского нотариального округа. 27 мая 2013 года на основании решения правления нотариальной палаты ей было передано наследственное дело за 2012 год на имущество, оставшееся после умершего 20 ноября 2011 года Былова И. М.

До этого к ней обратилась Крутова И., которая пояснила, что является наследницей после смерти Былова И. М., и у неё не сложились взаимоотношения с нотариусом Лозовой Е., так как она не выдаёт ей свидетельство о праве на наследство, и она попросила её забрать с разрешения правления нотариальной палаты наследственное дело, на что она согласилась. Поэтому Крутова И. обратилась в нотариальную палату. На тот момент она не знала, что собой представляет указанное нотариальное дело.

После снятия запрещения на производство нотариальных действий определением Кисловодского городского суда от 25 февраля 2013 года, вступившего в законную силу 19 марта 2013 года, и определения Кисловодского городского суда от 27 марта 2013 года о возврате частной жалобы, вступившего в законную силу 11 июня 2013 года, ею было выдано свидетельство о праве на наследство по завещанию Крутовой И.

20 июня 2013 года она выдала свидетельство на денежные средства, затем дополнительно выдала свидетельство по завещанию на всю недвижимость, которая находится в г. Кисловодске, и на автомобили, а 3 июля 2013 года она выдала свидетельство о праве на наследство на земельный участок и хозяйственную постройку, расположенные в г. Кисловодске, а также на денежные средства, хранящиеся в банке г. Москвы. 10 сентября 2014 года были выданы свидетельства о праве на наследство на денежные средства в Краснодарском отделении Сбербанка РФ и на пневматическое ружье. 2 марта 2015 года к ней обратился Кленов по доверенности от Былова А. М. – наследника второй очереди, в тот момент, когда сын умершего был признан недостойным наследником.Кроме того, Кленову, представлявшему интересы Былова А. М. на основании доверенности от 2 июня 2014 года , было выдано постановление об отказе в выдаче свидетельства о праве на наследство Былова М. И. на основании того, что в завещании была допущена ошибка в написании его фамилии.

В феврале 2014 года из судебных извещений ей стало известно, что Былов М. И. содержится под стражей. В наследственном деле имеется заявление о принятии наследства Быловым М. И. и решение суда о признании его недостойным наследником, поэтому она приняла заявление Былова А. М. как наследника второй очереди. В связи с тем, что Крутова И. обратилась в суд с исковым заявлением, в котором она просит признать недействительной справку от 18 марта 2015 года о признании Былова М. И. наследником Былова И. М., определением Кисловодского городского суда от 27 июля 2015 года наложен запрет совершать нотариальные действия в пользу Былова М. И., приостановлены юридические действия выданной справки от 18 марта 2015 года о признании Былова М. И. наследником Былова И. М.

Потом ей стало известно, что завещание, которое было удостоверено, отменено. Свидетельство о праве на наследство Былова И. М. она не выдала, так как 1 октября 2015 года следственными органами у нее изъято наследственное дело. Свидетель Епифанов С. Н., старший следователь по ОВД СЧ ГСУ ГУ МВД России по Ставропольскому краю, пояснил суду о том, что в связи с расследованием уголовного дела в отношении Крутовой И. и Насоновой А., им дважды проводился обыск по месту жительства и работы Насоновой А.

По месту работы Насоновой А. им были изъяты 16 доверенностей с целью проведения сравнительного исследования, то есть для сравнения подписей в завещании Былова И. М. в качестве произвольных образцов. После проведения экспертизы доверенности были возвращены Насоновой А. по месту ее жительства. Решением кассационной коллегии его действия в виде изъятия данных документов были признаны незаконными, и суд обязал его вернуть доверенности. Место, где их вернуть, ему показалось не принципиальным. Впоследствии доверенности были снова изъяты у Насоновой А. на основании решения суда. По месту работы Насоновой А. также производилась выемка документов. В ходе обыска на работе Насоновой А. им были приглашены понятые. В доме Насоновой А. обыск проводил следователь Золотарев, а он только присутствовал при этом. Для проведения экспертиз им были направлены все изъятые у Насоновой А. документы, которые послужили предметами разных судебных экспертиз. Все, что было изъято, он упаковал, после осмотра признал вещественными доказательствами и отправил на экспертизу. Все вещественные и письменные доказательства находятся в материалах уголовного дела.

После проведения действий, предусмотренных ст. 217 УПК РФ, по просьбе обвиняемой Насоновой А. он позвонил адвокату Кленову П. А., чтобы тот пришёл к ней в СИЗО, поскольку она желает дать признательные показания и передал просьбу Насоновой А., а встречался он с ней или нет, ему неизвестно. Оперуполномоченного Лайпанова к Насоновой А. в следственный изолятор он не направлял, Лайпанов осуществлял сопровождение по уголовному делу и поэтому находился в СИЗО.

Насонова А. знакомилась с материалами дела в СИЗО дважды, читала, делала выписки. При этом все материалы уголовного дела были прошиты и пронумерованы. Если бы у обвиняемой имелись замечания, она могла их отразить в протоколе ознакомления в соответствии со ст. 217 УПК РФ. Обвиняемая Насонова А. и её защитник знакомились с материалами уголовного дела раздельно, в соответствии с требованиями ст. 217 УПК РФ, на что они дали своё согласие.

В протоколе задержания Насоновой А. было отражено точное время ее задержания и другие необходимые сведения. При этом сознания Насонова А. не теряла, и поэтому ей не оказывалась медицинская помощь.

Ввиду признания сына Былова И. М. недостойным наследником, потерпевшим был признан Былов А. М., близкий родственник Былова И. М. Все документы, послужившие основанием для признания Былова А. М. потерпевшим, находятся в уголовном деле, а основания указаны в постановлении о признании его потерпевшим.

Свидетель Сазонова Г. В. показала суду, что шесть лет назад у неё был магазин постельного белья «Магия сна», расположенный в г. Кисловодске, Крутову И. она знает, как одного из покупателей. В 2010 году Крутова И. приходила в магазин несколько раз с мужчиной пожилого возраста.

В 2013 году Крутова И. обратилась к ней и к владелице магазина одежды Кузнецовой Н. Н., и попросила у нотариуса подтвердить тот факт, что она совершала покупки вместе с тем мужчиной, поскольку это было связано с наследством. Крутова И. пояснила, что он якобы умер от сердечного приступа, и теперь у нее проблемы с наследством, а от них требовалось подтверждение того, что они видели их вдвоём, когда они приходили за покупками. В тот же день она и Кузнецова Н. Н. поехали к нотариусу Чуркиной В. В. по адресу: г. Кисловодск, ул. Карла Либкнехта, где подтвердили этот факт. В заявлении она не указывала фамилию мужчины, ей не предъявлялись его фотография и паспорт последнего, она не подтверждала, что это был Былов И. М.

Если бы ей представили данного мужчину, она смогла бы его опознать, поскольку смотрела передачу «Человек и закон», в которой показывали Крутову И. и человека, с которым она приходила в магазин. Больше Крутову И. она не встречала.

Свидетель Петровский В. В. показал суду, что с 30 апреля 1996 года является управляющим делами Нотариальной палаты Кабардино-Балкарской Республики, президентом Нотариальной палаты Кабардино-Балкарской Республики является Целоусова А. А. В его обязанности входит работа с реестрами нотариусов, которая заключается в регистрации реестров нотариусов с указанием количества прошнурованных и пронумерованных листов, на которые он ставит печать и записывает в свой журнал. Порядковый номер реестра присваивает нотариус. С Насоновой А. он знаком с 2001 года, за время работы жалоб на Насонову А. М. никогда не поступало. В ходе следствия для обозрения ему были представлены копии последних листов двух реестров нотариальных действий, произведенных Насоновой А. за 2011 год, на которых стояли его подписи и одинаковые номера ре-естров. По данному поводу он пояснить ничего не смог. Из этого следовало, что он удостоверил своей подписью два реестра с одним номером, но в журнале был зарегистрирован только один реестр под этим номером.

Подтвердил свои показания, данные на предварительном следствии о том, что согласно сведениям, имеющимся в книге учета реестров нотариусов нотариальной палаты КБР, которая ведется им с 2011 года, нотариусу Насоновой А. в 2011 году выданы пять реестров нотариальных действий, в том числе: реестр № 2, зарегистрированный 17.03.2011 года, начат 17.03.2011 года, окончен 08.07.2011 года; реестр 601 – реестр 1617, количество листов – 200.

На обозрение ему предъявлены светокопии последних листов реестров нотариальных действий нотариуса Чегемского нотариального округа КБР Насоновой А. М. за 2011 год начатых и зарегистрированных 17.03.2011 года его подписью и печатью. Журнал, содержащий цифру «2» в строке «Регистрационный номер» был зарегистрирован им в книге учета под номером 2, второй реестр в его журнале не зарегистрирован. Как он полагает, Насонова А. М. ввела его в заблуждение относительно истинных своих намерений, предоставила ему второй реестр нотариальных действий нотариуса Чегемского нотариального округа КБР Насоновой А. М. за 2011 год, начатый 17.03.2011 года, который был им повторно зарегистрирован, однако впоследствии не был предоставлен ему Насоновой А. М. для внесения сведений о нем в его книгу учета реестров нотариусов. Об истинных причинах такого поступка Насоновой А. М. ему ничего не известно.

На обозрение ему представлена светокопия завещания Былова И. М. от 12.04.2011года, в которой указано, что завещание зарегистрировано в реестре. Данная запись не соответствует действительности, так как по данным, предоставленным ему нотариусом Насоновой А. М. и имеющимся в его журнале регистрации реестров нотариусов КБР, реестр № 1 был окончен нотариальным действием за номером 600.

Свидетель Ульбашева З. Ш. показала суду, что с 2002 года работает архивариусом в Нотариальной палате КБР. В число ее обязанностей входит выдача нотариусам бланков строгой отчётности. Нотариус Насонова А. М. получила бланки строгой отчётности для совершения нотариальных действий в 2011 году, о чем она внесла информацию в программу «еНот». В ходе предварительного следствия ей для обозрения предъявлялся акт выдачи бланков от 29 марта 2011 года, по поводу чего она пояснила, что никаких изменений в программу не вносила. Следователь предъявил ей в числе других бланков и этот бланк, номер которого она уже не помнит, речь в котором шла по поводу завещания Былова И. М. Следователь попросил ее распечатать акт выдачи нотариусу бланков строгой отчётности, что она сделала и передала ему. В ответе Федеральной нотариальной палаты была указана другая дата – вместо марта – июнь или июль. Она никаких изменений не вносила и не знает, кто мог внести эти изменения. С Насоновой А. М. она по этому поводу не общалась.

При выдаче бланков она фиксирует дату выдачи в системе «еНот», эта информация доступна любому нотариусу, входящему в систему «еНот». Сведения об использовании бланка в систему «еНот» вносит нотариус. Эта запись доступна для обозрения всем пользователям системы «еНот». Нотариус может сам скорректировать запись, которую внёс, на ее уровне этого сделать невозможно.

Из ответа Федеральной нотариальной палаты следует, что дата выдачи бланка была скорректирована пользователем, который зашел в систему под ее паролем. По этому поводу она может пояснить, что она вводит пароль в систему утром, и целый день система открыта, поэтому ее компьютером может воспользоваться кто угодно и в любое время, поскольку ввиду доверия она не ведет за этим контроль.

В нотариальной палате КБР, кроме нее, доступ к «ЕИС» имеется у программиста, с которым они располагаются в одном кабинете. Он имеет код доступа, но пользуется и ее кодом. Сами нотариусы не могут скорректировать информацию, касающуюся выдачи бланков.

Ответственность за сведения, имеющиеся на серверах, несет Федеральная нотариальная палата. По показаниям свидетеля Рогуленко Д. А., с 16 сентября 2013 года он работает в должности системного администратора Нотариальной палаты КБР, в его обязанности входит поддержание работоспособности всех компьютеров нотариальной палаты КБР, а также техподдержка установленных программ, в том числе и системы ЕИС «еНот» , которая является специальной программой для нотариусов – в ней нотариусы работают и передают данные в единую информационную систему. В данную программу могут войти не только нотариусы, но и сотрудники нотариальной палаты, но для этого нужно иметь федеральный номер, который присваивает Федеральная нотариальная палата, и пароль к указанному доступу.

Его рабочее место расположено в одном кабинете с архивариусом Ульбашевой З. Ш., у каждого из них имеется отдельный компьютер. Он может войти через компьютер Ульбашевой З. Ш. в систему «еНот», и ему приходилось это делать для устранения проблем с компьютером, то есть переустанавливать систему, но никаких дат в базе данных Ульбашевой З. Ш. он не менял. Все данные, которые вносятся через систему «еНот» о выдаче бланков, сразу же посредством Интернета через функцию «Обмен» уходят в Федеральную нотариальную палату. Изменения в произведенную запись вносятся с использованием функции «Изменить», но все данные сохраняются в Федеральной нотариальной палате. Насонова А. М. со своего рабочего компьютера не могла вносить изменения в базу данных нотариальной палаты КБР, в том числе в базу «Бланки единого образца», она имеет возможность редактирования только своих баз данных. Напрямую обмена информацией между нотариусами и нотариальной палаты КБР нет, все идет через Федеральную нотариальную палату.

Полагает, что исследуемые изменения мог сделать не только сотрудник Нотариальной палаты КБР, но и любой человек, который имел доступ к компьютеру.

По показаниям свидетеля Клешнина В. В., он дружил с Быловым И. М., с которым они вместе выросли и учились. Перед смертью Былова И. М. они созванивались по телефону и один раз встретились на кладбище в с. Падинском, куда Былов И. М. с Крутовой И. приезжали на Пасху. Былов И. М. представил Крутову И. в качестве своей сожительницы. Он предложил бывшему однокласснику выпить, но тот сказал, что он не пьёт. По телефону Былов И. М. рассказывал, что купил себе и сыну квартиры в г. Кисловодске. 21 октября он ждал Былова И. М. в Кумагорке, куда тот должен был приехать, но тот не приехал, и когда он ему позвонил, то Былов И. М. ответил, что находится в г. Краснодаре, так как Крутова И. ему угрожает, то есть он боялся ехать в Кумагорку из-за этого.

(Окончание – в субботнем номере).

 

Другие материалы в этой категории: « «Генералы» песчаных карьеров Отпетые мошенницы? »