Log in

19 сентября 2018 года, 07:12

Минкавказ оконфузился

С момента своего рождения в мае 2014 года Министерство по делам Северного Кавказа не перестает удивлять всех своими новаторскими идеями и неуемным желанием преобразить окружающую действительность. Непрестанно генерируя все новые и новые идеи, стратегии и проекты, Минкавказ с таким же завидным постоянством попадает впросак, что, впрочем, не отражается сколь-нибудь заметным образом на его дальнейшей деятельности.

За примерами далеко ходить не нужно. О своих свершениях минкавказовцы регулярно информируют со страниц СМИ, размещают отчеты на официальном сайте. Вот лишь некоторые из любопытных историй.

Осенью 2015 года старейший на Северном Кавказе город Дербент отметил свое 2000-летие. Для проведения такого знакового мероприятия на государственном уровне была утверждена программа. Одно из ключевых мест в ней отводилось строительству Центральной набережной, открыть которую намеревались в торжественной обстановке в сентябре 2015 года. Контролировало строительство набережной Министерство по делам Северного Кавказа. По громким заявлениям чиновников выходило, что строительство набережной в Дербенте можно смело поставить в один ряд если не со строительством БАМа, то уж точно с освоением целины.

Спустя некоторое время эйфория выветрилась, энтузиазм угас – длина набережной уменьшилась чуть ли не 4 раза – с 3 км до 780 метров. Уже на стадии реализации проекта глава Минкавказа Лев Кузнецов неожиданно заявил Дмитрию Медведеву об «экономии» 37 млн. рублей и, с одобрения премьера, направил эти средства на модернизацию лечебных учреждений Чечни и КБР.

Срок открытия Центральной набережной переносился пять раз. За это время всплыли прелюбопытнейшие факты. В результате прокурорской проверки был обнаружен подлог, совершенный руководителем подрядной организации (Дирекции «Дербент-2000») Магомедом Магомедовым при попытке выдать незавершенные объекты в качестве завершенных. Сделано это было «из благих побуждений», чтобы не возвращать в бюджет неосвоенные деньги.

Счетная палата РФ провела свою проверку и потребовала от Минкавказа выставить иск правительству Республики Дагестан о выплате неустойки в размере 40,6 млн. рублей за несоблюдение сроков строительства и нарушение условий подписанного соглашения.

Как же отреагировало руководство Минкавказа на выводы счетной палаты? Да никак. 7 июня Министр Лев Кузнецов вручил символический ключ от набережной мэру Дербента Малику Баглиеву и напомнил присутствующим о продлении торжеств по случаю 2000-летия Дербента до 2018 года. До этой даты столько еще можно успеть сделать. Даже ленивый и неповоротливый сможет исправить свои недоделки. По-видимому, Минкавказ также осилит возложенные на него обязанности, если снова не оконфузится.

Весьма поучительной является история с так называемым инновационным медицинским кластером. С этой идеей в Минкавказе носятся уже несколько лет, но пока что ничего путного из нее не получилось. В апреле 2016 года в рамках Петербургского экономического форума инициаторы кластеризации курортного региона во всеуслышание заявили, что в 2016 – 2020 годах на Кавминводах появится новый Университетский медицинский комплекс, в состав которого войдут медуниверситет, многопрофильная клиника и научно-исследовательский центр. Тогда еще кластер предполагалось разместить на землях Терского племенного конезавода № 169, где-то между селом Побегайловка и хутором Красный Пахарь. Корпорация развития Северного Кавказа (КРСК) даже потратила 23 млн. рублей на подготовку градостроительной документации и всякого рода изыскания.

Однако вскоре оказалось, что собственнику стало неудобно задаром передавать под кластер 272 гектара плодородных земель, и этот самый медкластер, словно заправский цыганский табор, молча откочевал в Малокарачаевский район, поближе к другому конезаводу – «Карачаевскому племенному». Вслед за этим последовало новое громкое заявление руководства Минкавказа о том, что проектно-сметную документацию намереваются разработать где-то в первом полугодии 2018 года. Несмотря на жесткую критику российского премьера Дмитрия Медведева, на «проектно-бумажную» работу потратят 1,6 млрд. рублей. Да и стоит ли мелочиться, если строительство всех кластерных объектов превысит 160 млрд. рублей, из которых 40 млрд. рублей – бюджетных?

Строительство инновационного медкластера должно завершиться не позднее 2025 года, как того требует программа развития СКФО. Но уже сейчас аналитики сомневаются в реализуемости проекта в обозначенные сроки. Тогда неизбежен очередной конфуз.

В январе 2016 года с согласия Росимущества Минкавказ добился для КРСК права управлять от имени государства контрольным пакетом основного недропользователя курортного региона – ОАО «Кавминкурортресурсы». Для своих подопечных за немалые бюджетные деньги они разработали некую Стратегию развития. Правда, реализация данной Стратегии породила серию скандалов. Вначале это было связано с переделом рынка бутилированных вод и последовавшими судебными процессами. Затем в КМКР замахнулись на святое – решили сэкономить на мониторинге недр и сократили лаборатории на Кисловодском, Пятигорском и Железноводском месторождениях. Как и предупреждали гидрогеологи, негативных последствий долго ждать не пришлось: с января 2017 года на Нижних радоновых ваннах Пятигорска зафиксировали появление синегнойной палочки. С тех пор все попытки очистить минералопровод, резервуар и запорную арматуру от зловредных микроорганизмов пока не увенчались успехом. Если учесть, что настоящей жары (т. е. наиболее благоприятных для развития патогенной микрофлоры погодных условий) еще не было, то можно себе представить, какие сюрпризы способны преподнести Кисловодское и Пятигорское месторождения, контроль за состоянием которых, благодаря неумным действиям заезжих экономистов-новаторов, заметно ослаб. Очевидно, что и этот эксперимент можно смело отнести к разряду неудачных.

Примечательно, что уже упоминавшаяся Корпорация получила также право распоряжаться старейшим гидрогеологическим предприятием Северного Кавказа – ОАО «Кавказгидрогеология». Объясняли такой шаг необходимостью усилить мониторинг недр. На поверку это оказалось очередной фикцией. Гидрогеологи продолжают сидеть без заказов и без зарплаты. А в качестве подрядчиков КМКР предпочитает выбирать непонятные московские фирмы, щедро оплачивая их услуги. Странность заключается в том, что и КМКР, и «Кавказгидрогеологией» Корпорация поставила руководить одного и того же человека – дипломированного юриста Евгения Левицкого. Поэтому найти логическое объяснение действиям, наносящим вред своим предприятиям и дающим возможность заработать сторонним фирмам, весьма сложно.

Кстати говоря, Евгений Левицкий числится руководителем дочерней компании ОАО «КМКР» – ОАО «Минеральные Воды Ставрополья». Еще он непродолжительное время возглавлял компанию, отвечающую за строительство выставочного комплекса «Минводы Экспо». Это именно тот объект незавершенного строительства, в который, по экспертным оценкам, КРСК уже вбухала 5,5 млрд. рублей из федерального бюджета, но который, судя по его неприглядному виду, еще не скоро гостеприимно распахнет свои двери. Тем не менее, плачевное состояние долгостроя не мешает руководству Минкавказа периодически делать оптимистические заявления о том, что выставочный центр вот-вот станет «своего рода хабом для позиционирования возможностей медкластера, и прежде всего – как международной площадки». Последнее его высказывание по поводу выставочного центра прозвучало 27 августа прошлого года. Тогда первый замминистра Минкавказа был категоричен: «Выставочный комплекс «МинводыЭКСПО» должен начать полноценно функционировать к концу 2016 года». Спустя год можно смело утверждать, что чиновник слегка погорячился.

Но самым большим разочарованием, без преувеличения, можно назвать разработанный Министерством по делам Северного Кавказа проект закона о курортном сборе. Этот законопроект, принятый депутатами Госдумы 23 июня 2017 года в первом чтении, в руководстве Министерства считают чуть ли не самым большим своим достижением. Но такая поверхностная оценка не позволяет ощутить весь драматизм ситуации, созданной непрофессиональными действиями чиновников.

Как только не называли депутаты разработанный Минкавказа законопроект о курортном сборе. По их мнению, этот проект является сырым, непрофессионально подготовленным. Председатель профильного комитета Андрей Макаров, не скрывая своего возмущения, заявил: «Люди, которые его готовили, представили безграмотный законопроект». Но тут же, словно вспомнив о каком-то поручении, добавил: «Если мы хотим, чтобы закон заработал с 1 января 2018 года, мы должны принять его до сентября». Итоги голосования также нельзя назвать убедительными. За минкавказовский проект проголосовало всего лишь 313 депутатов. Это означает, что все три оппозиционные партии выступили против него. Кстати говоря, довольно редкое единодушие. Но что печальнее всего – законопроект не поддержали три десятка «единоросов». И вот здесь инициаторам введения нового налога на отдых есть, над чем задуматься.

Как никакой другой, проект закона о курсборе вызвал много вопросов при обсуждении в парламенте – их было несколько десятков. Примерно столько же депутатов записалось для выступлений. Примечательно, что на все неудобные вопросы представляющий законопроект статс-секретарь, замминистра Минкавказа Олег Хацаев словно заученную мантру повторял: «Совместными усилиями мы с Вами сможем доработать проект закона». С таким же успехом можно сказать, что совместными усилиями мы освоим космос, разработаем новые технологии и двинем науку на новые рубежи. В формулировке статс-секретаря не видно конкретного участия и конкретной ответственности разработчика, зато четко прослеживается стремление спрятаться за спину трудового депутатского коллектива. Нехорошо как-то получается. Не иначе очередной конфуз наклевывается.

Если дело и дальше так пойдет, неровен час, вскоре Минкавказ в Минконфуз переименуют. Такие предложения в обществе уже обсуждаются. Тогда уж точно будет понятно, кто и за что отвечает, и что с кого можно спрашивать, а чего – нет.

Егор УДАЛЬЦОВ.