Log in

19 августа 2018 года, 13:01

Я очень счастливый человек

На днях эксклюзивное интервью для нашей газеты дал известный киновед, заслуженный работник культуры России, член Союза кинематографистов России, профессор Кубанского государственного института культуры Григорий Григорьевич Гиберт.

– Григорий Григорьевич, я знаю, что любовь к кино поселилась в Вашем сердце еще с детства. Расскажите, с чего все началось?

– Я родился в Якутии, затем судьба привела меня на Кубань в маленький городок Хадыженск. Я жил с бабушкой и рос большим любителем книг. Однажды, когда мне было 12 лет, я наткнулся на книжку Константина Паустовского, в которой увидел, как мне тогда показалось, странную фотографию. На ней был изображен пожилой мужчина, а перед ним на коленях стояла женщина в шикарнейшем палантине из меха и целовала его руку. А внизу – подпись: «К. Паустовский и М. Дитрих». Кто такой Паустовский, я знал, а кто такая Дитрих, – понятия не имел. Чтобы прояснить ситуацию, я отправился в библиотеку, где в то время еще были уникальные работники, которые могли многое объяснить читателям. Там, покопавшись в кинословаре, я узнал, что Марлен Дитрих – величайшая немецкая и американская актриса, певица, ставшая легендой. Я задумался, почему звезда такой величины целовала руку Паустовскому? И я решил провести свое маленькое расследование. Это было в 1966 году, Интернета, как Вы понимаете, не было, и мне пришлось поднять все периодические издания. И вот в «Российской газете» я нашел информацию, что в 1963 году голливудская звезда посетила Советский Союз. И, едва спустившись с трапа самолета, она неожиданно объявила, что хотела бы встретиться с Константином Паустовским. И вот со сцены Центрального дома литераторов, где произошел тот самый беспрецедентный случай, Марлен Дитрих объяснила удивленной публике, что самым большим литературным событием своей жизни она считает рассказ Паустовского «Телеграмма». Она сказала, что чувствовала как бы некий долг, – поцеловать руку человека, который это написал. Зрители аплодировали ей стоя. С этого небольшого расследования и началась моя история с кино.

– В школьной жизни это как-то проявлялось?

– Конечно, ведь кино стало частью моей жизни. Я начал коллекционировать фотографии артистов. Первую я купил за 4 копейки. Это была фотография Юрия Яковлева. Прошли годы, и на одном из кинофестивалей мы подружились с Юрием Васильевичем, и он оставил автограф на этой самой фотографии и подписал: «Юре маленькому от Юры большого». Сегодня у меня, пожалуй, самая большая в России коллекция актерских фотографий – шесть с половиной тысяч. Но приобретая фотографии, я подробно изучал биографии и творчество актеров. В школе у меня был замечательный педагог – Виктория Александровна Кубикова, которая предложила мне выпускать небольшой бюллетень о фильмах, которые идут в Доме культуры. У меня до сих пор хранятся листочки, где я от руки выписывал из кинословаря необходимую информацию. И мои мини-газеты все читали с большим удовольствием.

– Это правда, что Вы собираете так называемые досье на актеров?

– Где-то в классе шестом у меня уже был значительный информационный архив об актерах и кинофильмах. Это – записи, фотографии, вырезки из газет и журналов. Однажды мне в голову пришла мысль: а что, если я буду собирать досье на каждого артиста?

– Почему бы Вам всю эту уникальную информацию не перевести на цифру, чтобы она не занимала столько места?

– Можно, конечно. Но ведь когда держишь в руках эти материалы, словно прикасаешься к истории. Это какое-то особенное удовольствие. Когда я показываю артисту папку с вырезками и фотографиями, это производит на него неизгладимое впечатление. Мне оставляют автографы. Есть уникальные автографы Марины Ладыниной, Лидии Смирновой, Зои Федоровой, с которой меня связывала долгая дружба, а также автографы многих других замечательных артистов, которых давно уже нет. У меня огромное количество книг, подаренных мне артистами и режиссерами с их автографами. Среди них: Владимир Мотыль, Людмила Иванова и другие.

– После восьмого класса Вы Решаете поступать в Саратовское театральное училище на актерское отделение. Вы его окончили?

– Нет, к сожалению. Мне пришлось уйти, так как жить было не на что. Меня ведь воспитывала бабушка, пенсия у нее была маленькая. Моя бабушка, немка по национальности, была фантастической женщиной. Она прожила тяжелую жизнь. Деда моего в 37-м году расстреляли, и она больше замуж не вышла и всю жизнь посвятила мне. Я ей очень благодарен за все то, что она для меня сделала. Я всегда говорю, что все хорошее у меня от бабушки, а все плохое я приобрел сам.

И вот я вернулся в Хадыженск, окончил школу и поступил в Краснодарский государственный университет на филологический факультет. Здесь я стал играть в народном театре, из которого вышло немало известных людей. Потом неожиданно меня пригласили на телевидение, и я, еще студентом, вел передачу «Пионерский светофор».

Однажды была такая история. Приехал к нам на гастроли театр Моссовета, и мне посчастливилось провести встречу с актерами этого театра. Вместе с Ростиславом Пляттом, Александром Линьковым, Маргаритой Тереховой, Сергеем Прохановым, Эльвирой Бруновской и ее замечательным маленьким внуком Егором Бероевым мы отправились в Дом книги на очередную встречу со зрителями. У входа к нам бросился мальчик и, кинувшись ко мне, выкрикнул: «Смотри, мама: «Пионерский светофор»! На что Ростислав Янович, повернувшись к Маргарите Тереховой, произнес: «Ого, Марго, мы думали – слава! Слава – вот она!».

– Это правда, что Вам даже какое-то время пришлось работать продавцом в магазине?

– Дело в том, что на третьем курсе университета мне пришлось оставить обучение в университете, потому что тяжело заболела моя бабушка, и нужно было за ней ухаживать. Я не мог поступить иначе. Тогда я и устроился в книжный магазин продавцом. И моя бабушка, вместо отпущенных ей врачами двух месяцев, прожила два с половиной года. Вскоре благодаря моему куратору, замечательному человеку – Людмиле Самсоновны Измайловой, которая специально приехала за мной (это другое поколение небезразличных людей), я вернулся в университет и закончил обучение. Я вернулся в Краснодар и устроился работать в Управление культуры, играл в ТЮЗе и вел передачу о кино на телевидении. Позже мне еще довелось 12 лет работать и директором Муниципального концертного зала органной и камерной музыки. Но это была моя параллельная жизнь.

– Расскажите, что это за невероятная история с поступлением во ВГИК?

– Вообще, все в моей жизни складывалось каким-то невероятным образом. У меня была мечта поступить во ВГИК. Но как-то все откладывалось. И вот однажды моя приятельница Анжела на день рождения подарила мне конверт с письмом, в котором говорилось, что я допущен к экзаменам в институт кинематографии. Я обомлел. Оказывается, она собрала необходимый материал и отправила во ВГИК. Дальше – больше. Она мне протягивает билет на самолет в Москву. И вот я на экзаменах. Среди членов приемной комиссии был Сергей Бондарчук, мой земляк, родом из Ейска. У нас был замечательный курс. Я окончил киноведческий факультет ВГИКа, и мне предложили остаться в Госфильмофонде, но я вернулся в Краснодар. Я активно сотрудничал с бюро пропаганды советского киноискусства, ездил с лекциями по городам и весям, часто вместе с киноактерами. А в конце 90-х появился фестиваль «Киношок», и я от нашего телевидения поехал освещать это мероприятие. Мы сделали 20 индивидуальных передач и через день выходили в прямой эфир! И с тех пор уже 21 год я как киновед участвую практически во всех российских кинофестивалях.

– Это правда, что Вы снимались в кино?

– Да, мне довелось сняться в эпизодических ролях в фильмах: «Несовершеннолетние», «Приключения Нуки», «Ищейка» и других. Но цели стать актером у меня не было.

– Меняется ли кино со временем?

– Как и все вокруг. На мой взгляд, современное кино становится более клиповым, более развлекательным. Кино с самого начала развивалось в разных направлениях: элитное, коммерческое, кино как искусство и кино на потребу публики. Но вот пример: знаменитый фильм «Аватар» Джеймса Кэмерона я не считаю созданным как раз на потребу публики. Эффекты, фентези, компьютерная обработка и т.д. Со мной многие мои студенты не соглашаются. Я их спрашиваю: «Расскажите мне о сюжете этого фильма, даю пять минут». Как правило, хватает одной минуты. Вот вам и ответ. Кино началось с аттракциона и затем прошло достаточно большой путь. Сегодня мы вновь возвращаемся к аттракциону: бегают, стреляют, падают, дерутся. Кино должно заниматься главным: рассказывать истории и заставлять задумываться о важном. Но, к счастью, у нас есть хорошие режиссеры, операторы, актеры. И кино в этом смысле небезнадежно. Фестивали этого года показали неплохой уровень. Вот, например, «Царь-птица» Эдуарда Новикова – это авторское кино. И для меня это – лучший фильм кинофестиваля «Хрустальный источникъ». Это настоящее кино и по картинке, и по смыслу, и по содержанию. В нем работают образы, есть философское звучание. А это – то, чем должно заниматься кино. Хотя я с удовольствием посмотрел и многие другие фильмы.

– Я знаю, что почти половину своей жизни Вы отдали преподавательской деятельности, и своими знаниями Вам обязаны многие работники кино и телевидения.

– Да, я сейчас преподаю историю кино в Кубанском государственном институте культуры. У меня необычная профессия: я – киновед. Я пришел в институт культуры молодым преподавателем. Сейчас я собрал в университете фильмотеку, в которой 8000 фильмов. Большое количество моих выпускников посвятило свою жизнь кино. Многие из них сделали неплохую карьеру. На день рождения я всегда получаю огромное количество поздравлений. Только более 200 SMS пришло в этом году со всех концов мира. День рождения – это всегда повод сказать друзьям спасибо, что они у меня есть.

Вообще, я счастливый человек. У меня была бабушка, которую я безумно любил, у меня много друзей, у меня есть книги и любимая работа.

Лариса ГУЛИЕВА.