Log in

25 мая 2018 года, 21:21

Взятка или благотворительное пожертвование?

Владимир Зубков с 24 июня 2011 года по 18 июня 2015 года работал в должности директора муниципального бюджетного общеобразовательного учреждения – гимназии № 25 города Ставрополя. В коллективе Владимир Николаевич пользуется заслуженным авторитетом. Его характеризуют как руководителя пунктуального, требовательного, и, в то же время, справедливого, хорошо относящегося к детям которые, в свою очередь, относились к нему с большим уважением. По словам заместителя директора по учебно-воспитательной работе МБОУ гимназия № 25 г. Ставрополя, он всегда очень переживал за состояние руководимого им учебного заведения, и старался всячески развивать его. Кстати, подобного мнения придерживались не только заместители директора, но и другие работники.

В конце учебного года И. А. Кусковым (фамилия изменена) было принято решение о переводе дочери для дальнейшего обучения в гимназию № 25, которая, по его твердому убеждению, имеет репутацию учебного заведения, дающего хорошие знания. Этой идеей он поделился со своей знакомой Мальковой Кариной Ивановной, которая незадолго до этого попросила его узнать, какие документы необходимы для зачисления ребенка в первый класс этой же гимназии, ибо она хотела бы тоже устроить туда своего ребенка.

Как выяснилось, в гимназии № 25 действует «Положение о привлечении и использовании внебюджетных средств в МБОУ гимназия № 25 города Ставрополя».

Указанным положением предусмотрен также порядок передачи гимназии благотворительных пожертвований в виде денежных средств, которые могут быть осуществлены родителями или иными лицами. В первую очередь, безусловно, необходимо оформить правильно всю необходимую документацию. Это и заявление на благотворительное пожертвование, и акт приема-передачи, а также Договор благотворительного пожертвования, которыми тоже установлен порядок передачи денежных средств добровольных пожертвований гимназии № 25.

По словам Кускова Ивана Александровича, в конце мая, примерно 25 – 26 числа, он пришел в гимназию № 25 и спросил на проходной, куда ему обратиться по вопросу устройства ребенка, на что ему пояснили, что по данным вопросам принимает директор. Он прошел в приемную, и секретарь пропустила его к директору гимназии, как он позже узнал, Зубкову Владимиру Николаевичу. Он объяснил директору, что хочет перевести своего ребенка из МБОУ лицей № 10 г. Ставрополя в МБОУ гимназия № 25 города Ставрополя, а его знакомая Карина хотела бы устроить ребенка в 1 класс гимназии № 25. В. Зубков сказал ему, что это очень сложный вопрос, что мест в гимназии нет, требования к ученикам высокие, но вопрос – решаемый, и ему необходимо подойти к нему примерно 9 – 10 июня. В процессе беседы Зубков В. Н. неоднократно говорил о том, что если он возьмет детей в свою гимназию, то это будет «не просто так» – надо будет отблагодарить. При этом по контексту разговора было понятно, что благодарность была именно за принятие им решения по устройству детей в школу, суммы он тогда не называл.

И вот, 9 июня 2015 года, около 8 утра, они с Кариной и ее ребенком пришли к Зубкову В. Н. в его рабочий кабинет, в помещении МБОУ гимназия № 25 г. Ставрополя.

После того, как они вошли в кабинет Зубкова, тот рассказал им, какие необходимы документы, как трудно устроить ребенка в возглавляемую им гимназию, спрашивал о местах его и Карины работы и т. д. При этом с ребенком Карины, Зубков так же поговорил: спрашивал, сколько тому лет, хочет ли он учиться, какие у него знания и навыки, то есть задавал общие вопросы. После этого директор сказал, что сможет принять их детей в свою школу. Сказал, чтобы он позже подошел к его секретарю и взял перечень необходимых документов.

После этого они вышли из кабинета Зубкова в коридор, а он вернулся к Владимиру Николаевичу уточнить, окончательное ли его решение, Карина с ребенком остались в коридоре. После того, как он вошел в кабинет, Зубков опять начал спрашивать, чем тот занимается, после чего сказал, что необходимо оказать «материальную помощь», при этом по его словам было понятно, что «материальная помощь», являлась вознаграждением тому за принятие детей в школу.

Он ответил, что не понимает, о чем тот говорит, так как никогда с этим не сталкивался. Зубков сказал, что все родители отдают 15 – 20 тысяч за устройство в школу ребенка. После того, как он услышал сумму, он спросил у В. Н. Зубкова: «Что, за перевод двоих детей мне нужно заплатить 50000 рублей?», на что последний сказал, что будет очень рад. Он сказал, что согласен, они еще о чем-то поговорили, на отвлеченные темы, после чего расстались. Еще перед тем, как зайти к Зубкову, он включил диктофон на мобильном телефоне для записи разговора в целях собственной безопасности. О данном разговоре и о том, что он записал его на диктофон телефона, он рассказал Карине, которую, как и его, очень возмутило то, что за перевод детей необходимо отдавать деньги, тем более, в таком размере. Они решили обратиться по этому поводу в полицию, и Карина попросила, чтобы он написал заявление от них двоих, так как у нее нет времени. Через несколько дней, 16 июня 2015 года, он приехал в гимназию № 25 и получил от секретаря Зубкова В. Н. сведения о необходимых документах на прием детей в школу, после чего он обратился в отдел ЭБ и ПК Управления МВД России по г. Ставрополю с заявлением о том, что директор МБОУ гимназия № 25 города Ставрополя Зубков

В. Н. требует от него незаконное денежное вознаграждение в сумме 50000 рублей, в качестве взятки за перевод его дочери

Кусковой Д. А. из МБОУ лицей № 10 города Ставрополя в МБОУ гимназия № 25 города Ставрополя и за прием сына его знакомой Мальковой К. И. – Малькова Владислава Алексеевича, в первый класс МБОУ гимназия № 25 города Ставрополя, по 25000 рублей за каждого ребенка.

И . А. Кусков не менее двух раз, крайне настойчиво, предлагал ему принять у него материальную помощь гимназии наличными денежными средствами в размере 50000 рублей, на что В. Н. Зубков отвечал, что получение гимназией наличных денежных средств в виде благотворительной помощи необходимо оформить в установленном в положении порядке, в частности, тому необходимо написать заявление, составить акт приема-передачи денежных средств и т.д.

Также он пояснил Кускову, что проводку этих денежных средств должна осуществить бухгалтер.

На одной из встреч с Кусковым в июне 2015 года тот пояснил, что срочность в передаче денег гимназии объясняется его возможным отъездом в длительную командировку, поэтому Кусков просил назначить ему дату в ближайшее время, когда он сможет привести дочь, принести документы и заодно оказать благотворительную помощь гимназии.

В. Н. Зубков сказал, что это возможно сделать 23 – 24 июня 2015 года, так как в этот день у него не было запланировано мероприятий, и тогда же должен быть бухгалтер.

Тем не менее 17 июня 2015 года, в выпускной день 9-х классов гимназии, директор находился перед входом в гимназию и присутствовал при подготовке праздничных мероприятий.

Около 8 часов к нему подошел Кусков, и в очередной раз начал просить принять его, чтобы обсудить вопрос перевода его дочери, принятия ребенка в первый класс и передачи документов.

Директор был раздражен таким некорректным поведением Кускова, так как до этого он неоднократно говорил тому, что нужны родители первоклассника и его дочь.

Его раздраженность была вызвана еще и тем, что они с Кусковым уже вроде бы и согласовали день встречи – 23 – 24 июня 2015 года, когда тот должен был привести дочь для беседы и принести её документы.

Их разговор услышала сотрудник полиции – женщина в звании капитан полиции, которая осуществляла меры по охране общественного порядка на территории гимназии в период праздничных мероприятий. Капитан полиции также сказала Кускову, что он абсолютно прав.

Несмотря на то, что Зубков не приглашал Кускова, тот проследовал за ним.

Он шел к себе в кабинет, где в приемной в это время находилась секретарь гимназии – Светлана Пальцева.

По пути в приемную он еще раз сказал Кускову, что нужны документы, которые тот принес, а в дальнейшем он должен будет привести дочь, та же самая ситуация – с родителями и документами для поступающих в первый класс.

В процессе разговора Кусков достал деньги, начал их пересчитывать, и отсчитал пятьдесят тысяч рублей.

Директор взял у Кускова благотворительную помощь и сказал, что отметит передачу им благотворительной помощи гимназии.

Более того, он до этого сказал Кускову, что гимназия отчитается по расходам этой благотворительной помощи.

Передача благотворительной помощи гимназии Кусковым происходила абсолютно открыто. Дверь его кабинета была открыта, в связи с чем секретарь гимназии, охранник и посетители, находившиеся в приемной, могли слышать и видеть всё происходящее абсолютно беспрепятственно.

По словам директора, это дополнительно подтверждает то, что никакого умысла на получение денег или умысла на совершение преступления, указанного в постановлении о возбуждении уголовного дела, у него не было.

Так как к нему зашли женщина и мужчина – родители потенциальных учеников, он начал общаться с ними. Кусков находился в приемной, где должен был оформлять документы, а он, сняв пиджак, в котором находились деньги Кускова для оформления благотворительной помощи, повесил его в шкаф.

Буквально через несколько секунд к нему в кабинет вошли трое мужчин, которые представились сотрудниками ФСБ и УБЭП, и спросили, что ему передал гражданин Кусков. Он ответил, что пусть об этом пояснит сам упомянутый гражданин Кусков, имея ввиду, что тот передал деньги, как благотворительную помощь для гимназии, которая сейчас оформляется.

Однако оказалось, что, как только секретарь приступила к оформлению документов, Кусков быстро вышел из приемной.

На его вопрос сотрудникам правоохранительных органов, где же теперь искать этого гражданина, сотрудники ответили, что объявят его в розыск.

Однако он понял, что таким образом Кусковым, при оперативном сопровождении правоохранительных органов, было инсценировано получение им взятки, то есть, осуществлена провокация взятки.

Никаких денег от Кускова он никогда не требовал, никаких противоправных действий, о которых указано в постановлении о возбуждении уголовного дела, он не совершал, умысла на получение денег от Кускова, тем более, для совершения каких-либо действий, у него не было.

Владимир Николаевич считает, что все действия Кускова по передаче денег при

вышеуказанных событиях, который ввел в заблуждение оперативно-розыскные органы, являются провокацией и, как он предполагает, были направлены на увольнение его с должности директора гимназии.

Ранее в правоохранительные органы неоднократно поступали анонимные сообщения о якобы противоправных действиях должностных лиц гимназии № 25. Но многочисленными проверками нарушений действующего законодательства выявлено ни разу не было.

Когда сотрудники полиции вошли в кабинет директора и представились, предъявив служебные удостоверения, они предложили Зубкову В. Н. добровольно выдать денежные средства, полученные от Кускова И. А. за устройство детей в гимназию. Директор не стал отрицать факта получения денег от Кускова И. А., и добровольно выдал денежные средства в сумме 50000 рублей из правого кармана своего пиджака, который висел в шкафу. Положив их на свой рабочий стол, он пояснил, что эти 50000 рублей он получил от И. А. Кускова.

После возбуждения уголовного дела на вопрос следователя: «Поясните, что вы подразумевали под фразой, согласно предъявленному вам протоколу осмотра: «Раз зерном занимаетесь, потом зайдете, окажете школе какую-то помощь, магарыч поставите?..», В. Н. Зубков ответил, что, в связи с тем, что данная фраза взята из контекста разговора, который длился не менее 15 – 20 минут, пояснил, что речь шла о месте работы Кускова И. А., и он пояснил Кускову, что тот может спокойно работать на его сезонной работе, а оказать благотворительную помощь гимназии, при наличии у того желания, сможет в удобное время, в том числе и после окончания его сезонной работы. Таким образом директор дал понять, что принятие решения о зачислении детей в образовательное учреждение не зависит от оказания благотворительной помощи гимназии, так как родитель, который захочет оказать благотворительную помощь гимназии, может сделать это в любой момент. Под выражением «магарыч» он обозначил благотворительную помощь гимназии на доступном для понимания Кускова языке, так как до этого он неоднократно общался с Кусковым, и слышал от того употребление им «простонародных» диалектных слов.

На вопрос следователя: «Вы можете разъяснить порядок привлечения и использования внебюджетных средств в Муниципальном бюджетном общеобразовательном учреждении гимназия № 25 города Ставрополя, а также порядок передачи гимназии благотворительных пожертвований в виде денежных средств, которые могут быть осуществлены родителями или иными лицами?» Зубков В. Н. ответил, что, как он пояснял ранее, получение благотворительной помощи осуществляется в соответствии с «Положением о привлечении и использовании внебюджетных средств в МБОУ гимназия № 25 г. Ставрополя». В мае 2015 года проводилась ведомственная проверка комитетом образования администрации г. Ставрополя по использованию гимназией внебюджетных средств. Нарушений выявлено не было. Получение наличных денежных средств от родителей в качестве благотворительной помощи не противоречит нормам вышеуказанного положения.

В продолжение этой темы, пожалуй, не лишним будет привести мнение заместителя руководителя комитета образования администрации города Ставрополя Е. В. Балабы, которая, в соответствии со своими должностными обязанностями, помимо прочего, курирует общеобразовательные учреждения и учреждения дополнительного образования краевого центра.

«Каждое образовательное учреждение, без исключения, имеет свой устав, утвержденный директором учреждения, и деятельность учреждения организовывается в соответствии с уставом. В свою очередь, комитет образования администрации г. Ставрополя, как учредитель общеобразовательного учреждения, готовит приказ о его утверждении.

В соответствии с приказом Министерства образования и науки РФ, а также уставом учреждения, учреждение, а в рассматриваемом случае – МБОУ гимназия № 25 г. Ставрополя, в лице директора, самостоятельно формирует контингент учащихся детей, осуществляет прием всех граждан, которые проживают на определенной территории, и имеют право на получение образования соответствующего уровня. При этом отсутствие регистрации по месту жительства, в том числе и регистрация по адресу, не принадлежащему к обслуживаемому школой участку, не может быть причиной отказа в принятии ребенка в общеобразовательное учреждение.

Решение о приеме детей в общеобразовательные учреждения г. Ставрополя, в том числе и МБОУ гимназия № 25, принимают руководители учреждения. Конкретно в рассматриваемом случае, в период трудовой деятельности, решение о приеме детей в МБОУ гимназия № 25 принимал директор Зубков В. Н. Это право проистекало из его должностной инструкции и устава учреждения. И как в общем случае, Зубков В. Н. имел право на прием детей сверх установленной нормы в 25 человек, также, как и принять ребенка, проживающего на территории, не попадающей в «зону обслуживания» МБОУ гимназия № 25.

Кроме того, при поступлении ребенка в школу запрещается принимать от родителей или третьих лиц какое-либо вознаграждение как условие принятия ребенка в школу – это незаконно. Кроме того, в рассматриваемом случае порядок привлечения внебюджетных средств, в том числе и благотворительной помощи, следующий: при изъявлении добровольного желания оказания материальной помощи, родитель, или другой законный представитель обучающегося, перечисляет денежные средства на расчетный счет учрежденного фонда «ВОИН», в специально созданный благотворительный фонд «Воспитание, образование, инновации, наука». При этом запрещается как перечисление средств на счет самого образовательного Учреждения, так и личная передача их руководителю Учреждения для дальнейшего оприходования – директор не уполномочен на это. Данный порядок установлен типовым «Положением о порядке привлечения, расходования и учета добровольных пожертвований физических и юридических лиц», которое действует как в МБОУ гимназия № 25, так и в остальных общеобразовательных учреждениях г. Ставрополя.

В рассматриваемом случае Зубков В. Н. не имел права на личное получение денежных средств в качестве благотворительной помощи. Денежные средства, если они имели назначение благотворительной помощи, должны были быть зачислены родителем на счет фонда «ВОИН».

Завершая тему, связанную с деятельностью благотворительного фонда «ВОИН», приведем вопрос следователя и ответ президента фонда Попова В. Г. «Бывали ли случаи, чтобы кто-либо из должностных лиц гимназии, в частности, директора Зубкова В. Н., получал денежные средства от благотворителя, после чего передавал их благотворительному фонду «ВОИН», в частности его президенту, либо бухгалтеру» пояснил, что нет, конечно, такого никогда не было, поскольку ни директор Зубков В. Н., ни кто-либо из должностных лиц МБОУ гимназия № 25 г. Ставрополя не имел права принимать денежные средства, не выписав кассовый приходный ордер.

И еще Попов В. Г. добавил, что форма отчётности фонда «ВОИН» перед гимназией № 25 г. Ставрополя – ежегодная, посредством аудиторской проверки, результаты которой представляются на общем собрании родителей, кроме того, результаты этой проверки выставляются на сайте образовательного учреждения.

Прямой отчетности фонда перед руководством гимназии не имеется, если им интересны приход и расходование денежных средств, то руководство гимназии черпает эту информацию из результатов аудиторской проверки, выставляемых на сайте.

Собранные Ставропольским межрайонным следственным отделом следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Ставропольскому краю доказательства признаны

судом достаточными для вынесения приговора бывшему директору МБОУ Гимназии № 25 города Ставрополя Владимиру Зубкову, осужденному по ч. 2 ст. 290 УК РФ (Получение взятки).

Приговором суда Зубкову назначено наказание в виде 2 лет лишения свободы условно, со штрафом в размере 250 тысяч рублей.

С. ЛЕВАШОВ.