Log in

13 ноября 2018 года, 08:45

Кавказская здравница - Материалы отфильтрованы по дате: Понедельник, 30 января 2017

Литературная страница

Новомир Петрович Зарембо родился 1 февраля 1927 года в Москве. Рано потерял отца, после начала Великой Отечественной войны подростком встал к станку. Потом годы эвакуации, возвращение в родной город, армия, Библиотечный институт. Он прошел долгий путь поэта, умеющего видеть, чувствовать, сострадать всему живому на земле. В 1999 году вышла в свет его первая книга «Любите музыку стиха», а следующая «Что мне сказать тебе, Россия» десять лет спустя. В настоящее время живет в Железноводске. Является членом Союза писателей России, постоянным слушателем литобъединения «Слово», наставником для многих начинающих поэтов. 1 февраля ему исполнится 90 лет, а 12 февраля в 14 часов в Пятигорской центральной библиотеке им. М. Горького состоится юбилейный вечер. Приглашаем всех, кому дорого живое русское слово.

Сусанна БАГРАМЯН, и. о. руководителя литобъединения «Слово» имени Эффенди Капиева при газете «Кавказская здравница».

Песенное слово

Новомир Зарембо

Предвесеннее

Солнце, март, юго-западный ветер,

Яркий свет в ожиданьи весны.
Я сегодня так ясно приметил:
«Скоро кончатся зимние сны».
Проясняется синее небо,
Просыпается снежная даль,
Оживает Земля. Вот и мне бы
Отодвинуть от сердца печаль.
Сколько б тёмные дни ни томили,
Пробуждается сердце от сна.
Значит, все-таки есть в этом мире
И любовь, и мечта, и весна!
Значит, новые снежные бури
И промозглая стылая тьма –
Не навеки, и в ясной лазури
Закружится весны кутерьма.
И проснутся усталые души,
Запоют о любви, о добре…
Ты постой, посмотри и послушай,
Как сквозь снег проступает апрель!
Он придёт! И с апрелем воскреснет,
Разгорится весенний азарт…
Как пришла предвесенняя песня
Про тепло и заснеженный март.

Странное счастье

Уйти совсем! Оставить суету!
И раствориться в роще над рекою…
И сохранить заветную мечту –
Мечту о счастье. Песне и покое.
Как просто всё: собраться и уйти!
Не скоро встанет край обетованный.
Но всё идти. И видеть на пути:
Леса и лица, города и страны…
И всё забыть: робеющих друзей.
Холодных женщин.
Злую тупость власти.
Ночную жуть лубянских площадей.
Последний крик неутолённой
страсти –
Всё-всё забыть!
И видеть наконец –
Лесной туман…
Воды преображенье…
И слышать крики птиц,
и стук сердец,
И это всё – в каком-то отрешенье.
Лишь иногда, предутренней порой,
Пройти по краю города большого…
Но в этот ад – ни взглядом, ни ногой!
Пусть льётся в грудь
осенних листьев шорох
Пусть – как вода – спокойно
льются дни.
Пусть – как леса – светлеет
взгляд угрюмый.
Пусть всё уйдёт! И будем мы одни:
Душа – и небо. Голоса – и думы.
…Не торопись, идти –
и размышлять.
Без близких сердцу, без жены,
без друга!
Ах, это счастье странного недуга:
Быть одному. Грустить. И не скучать.

* * *

Не жалела, не звала,
Только молча поглядела.
«Что за странные дела!
Разве жизнь не отшумела?»
Не тепло и не весна –
Только небо прояснилось.
Отчего ж душа от сна
Словно к счастью пробудилась?
Неужели… не прошло?
И в душе оледенелой
Что-то вдруг произошло,
Что-то снова зазвенело?
Неужели – это мне
Снова песня зазвучала?
Неужели по весне
Жизнь даруется сначала?!
И пришла, как счастья весть,
Эта девочка простая…
Может, так оно и есть.
Только я ещё – не знаю.

Песня

Это что за полюшко,
Ровное, зелёное?
В небе отражаются
Жёлтые цветы.
А над этим полюшком
Все леса спалённые –
Лики оскорблённые
Чьей-то красоты.
Это что за реченька –
Звонкая, хрустальная?
Всё бежит, весёлая,
В дальние края…
А над этой реченькой
Чья-то песнь печальная,
Горькая, кандальная –
Может быть, моя.
Это что за девица
Над водой склоняется?
Смотрит, улыбается:
Знает – хороша!
А на дне у реченьки
Зыбко отражается,
Может, месяц с облаком,
А, может быть, душа.
Может быть (ведь может быть!),
В речке отражается –
Даль! Краса небесная!
Очи и… душа.

* * *

Благодарю свою судьбу
За удивительное нечто:
Обыкновенную избу
С обыкновенной русской печкой.
За эти тихие леса
И солнце старое над нами,
За это голубое знамя –
Пленительные небеса!
За слёзы, за нелёгкий быт,
Благодарю за краткость жизни,
Иначе как я мог бы вызнать,
Что это счастье: просто – быть!
Что над законами Земли
Звучит иное притяженье –
И всё живёт благодареньем!
Познай всё это и – внемли.

Цветные сны

Ну вот она, моя деревня,
За этим пастбищем уже!
Течёт река и тихо внемлет
Лугам и лесу, и душе…
А ночью в девственном покое
И двор, и ветер за рекой;
Всё замолкает, как живое,
И оживает – сам покой.
Сверкают звёзды, дышат травы
И дарит ночь цветные сны…
И вместо радиоотравы –
Благоговенье тишины.
И будто не было, не будет
Всей этой пытки городской!
И видишь: все на свете люди
Устали от тщеты мирской.
А здесь! Как в детстве:
шепчут травы,
И вновь смотрю цветные сны…
И до рассвета – боже правый –
Я пью дыханье тишины.

Усадьба Остафьево

Здесь свод небес высок
и невесом,
Над всем царит
бестрепетная Лета,
И – всё прошло: зелёный
шум лесов,
И гром пиров, и лёгкий шаг Поэта.
«Нет, весь я не умру».
И ты – ты не ушёл.
Для вещих песен Вечность не обуза;
И там, наверно, так же хорошо –
Там твой приют и там пирует муза.
А этот мир… Забудь его, совсем,
Оставь его, он жалок и ничтожен.
Но помнишь: лето, утром,
по росе…
И первый солнца луч
на смуглой коже!
Что ж ты хранишь
его в себе, Поэт?
Мир суетен и бесталанно-пресен.
Оставь его! Не стоит этот свет
Ни долгих дум, ни слёз твоих,
ни песен.
Век кончился. И начался другой.
Что в нём другого, нового?
Не знаем.
И новый люд идёт своей тропой;
«Иные времена – иное знамя…».
Вернуть его, тот век, спасти!
Вотще…
Последних листьев лёт
в бескрайней сини…
Остафьево! Ты, может быть,
Ковчег,
Единственный, плывущий
по России!
Всё миновало… Жизни колесо
Всё катится и всех уносит в Лету…
Но здесь царит Зелёный шум лесов
И пир стихов! И лёгкий шаг Поэта.

Вечный спор

Любовь поэта – младшая сестра.
Да, Песня старше, а Стихи моложе.
Поют в строю. Читают у костра.
А это как-то не одно и то же.
Но как она похожа на сестру!
(И голый стих без нот,
конечно, пресен).
Как много строф пропало
ради струн!
Как много строк пропало ради песен!
Да, песнь громка. Но Слова остриё
У песен стало как-то…
бессловесней.
И ложь – подстраивается под неё!
Ей легче прикрываться песней.
Поёт певец! Но музыка стиха?!
Увы, мертва. Заглушена бренчаньем.
Не то псалом – спасенье от греха,
Не то опять «базлают англичане!?»
Вот почему я подхожу – к костру
И в круг вхожу, что так сегодня тесен…
Как много дум погибло ради струн!
Как много душ пропало ради песен!

Поле…

Оставь меня, людская суета,
Я ухожу из мелочного мира,
Иссякла песнь,
давно умолкла лира,
Жизнь теплится, но уж совсем не та.
Жизнь пронеслась
и скрылась за увал;
Что будет дальше,
нам того не вызнать,
Ну что с того, что постарел, увял –
Один цветок на Поле Жизни!?
Смешно сказать:
я сам себя не стою,
Но говорю, к последнему придя:
Как хорошо не затенять собою –
Весь «прочий Мир» от самого себя!
Гордыня юности!
Как без неё прожить?
Порою слышалось:
«Старик, ты гений!»
Померкли вы – цветные витражи
Счастливых лет,
надежд и вдохновений!
Зато теперь (увы, в конце пути!)
Мне «прочий Мир» понятней
и дороже.
Да, «жизнь пройти –
не поле перейти…»
Для тех, кто пострадал и пожил.

Поэзия

Галина АНКРИНОВА

* * *

Величие какое, широта –
Родной земли бескрайние просторы!
Неброская степная красота
И снежные на горизонте горы.
Мои здесь корни, память здесь жива
О предках, их страданьях
и свершеньях.
Мне ветры шепчут для стихов слова.
Цветы и травы дарят вдохновенье.
Букетик нежный, словно шёлк небес,
С прогулки в шумный город
принесла я.
Но в доме аромат цветов исчез –
Они стояли в вазе, увядая.
Так, оторвавшись от земли, поэт,
Решивший, что теперь
он к звёздам ближе,
Увянет, как степных цветов букет,
Который без своих корней
не выжил.

Надежда БЕЛУГИНА

Мы платим душой

За каждое в жизни мгновенье,
За всё, что в сердцах совершим:
Жестокость, обиду и мщенье,
Мы платим частичкой души.
За горе, за беды, за слёзы,
За боль от разлуки большой,
За грех, за наивные грёзы
Мы платим своею душой.
За подлость, за ложь и измену,
За страсти безумный полёт,
За жажду к крутым переменам
Душой производим расчёт.
С годами придёт пониманье,
Что уж утомилась она.
Прощая, всё ждёт покаянья,
Любовь и надежду храня.
Прекрасно, что с нами взрослея,
Но суд ни над кем не верша,
Волнуясь за всё, не старея,
Становится мудрой душа.

Наталья ЧЕРНАКОВА

Откровенье

На край бы я света пошла за тобой –
Босой, только ты позови.
Единственный, милый,
желанный, родной,
Всё в мире во имя любви!
Пылинки бы стала
с тебя я сдувать,
Я б счастьем наполнила дни.
Но если дорога зовёт уезжать –
Себя, дорогой, не казни.
Я буду молиться и ждать, я пойму.
Судьба всё сама разрешит.
Душа, что открылась тебе одному,
Вослед за тобой полетит.
Разлуку поможет нам Бог пережить,
А жизнь ведь одна, ты пойми.
И сердце, что жаркой
любовью горит,
С собою в дорогу возьми!

Татьяна БЕРЕЗИНА

Не обижай

Когда не дорожат любовью,
Слетевшей, словно снег, с небес,
Она так отдаётся болью
В одном из раненых сердец!
Тогда не могут извиненья
В душе опять зажечь костёр.
И пылкий взор, и рук
сплетенье
С трудом разглаживают спор.
Не обижай любовь, не надо,
Подумай, что сказать,
не раз,
Тогда она ответит взглядом,
Сиянием любимых глаз!
Не обижай любовь, не надо,
Не погаси в ней солнца свет!
Пусть навсегда
уйдёт досада,
И грусти растворится след.

Лев ДОКТОРОВ

* * *

Одни переживания,
Я снова одинок.
И долгое молчание.
Когда же твой звонок?
И снова муки множатся,
Мгновенья, как года.
Как наши судьбы сложатся?
И сложатся – когда?
Так в жизни много прожито –
Не многое сбылось,
Но дни ведь и погожие
Нам встретить довелось.
Сердца не успокоятся,
И раны ноют вновь.
Но лучшее запомнится:
Весна, мечты, любовь.

Юрий ТИМАШЕВ

Я давно хотел сказать…

На их слова звучат со сцены песни.
«Ни дня без строчки» –
не простой девиз.
Но мне их жаль чуть-чуть,
скажу вам честно –
Поэтов, что не пишут о любви.
Они во все пробились альманахи.
Но прочитал – а жара нет в крови.
Как плоть свою смирившие монахи –
Поэты, что не пишут о любви.
Обласкан кое-кто
лауреатством.
С начальством высшим часто визави.
Но не по мне и слава, и богатство
Поэтов, что не пишут о любви.
Они живут спокойно и безгрешно.
Их не волнуют ночью соловьи.
Хотя… Ведь и они нужны, конечно, –
Поэты, что не пишут о любви.
Один из них великую поэму
Создал, её сам Бунин похвалил.
Не всем по силам
чувственная тема –
Лишь тем, кого любили,
кто любил.
Нужны стихи про стройки,
горы, реки…
Но ведь любовью живо всё
от века!
И мне родней, приятнее поэты,
Чьи строки чувством
трепетным согреты.

Проза

Ангел мой

Зима пришла поздно и сразу обновила серую, унылую землю: пушистый снег покрыл дома, скверы, парки, дачи – всё сияло первозданной белизной и красотой. Лёгкие снежинки падали на лица, на одежду, превращая прохожих в сказочных снежных человечков. Люди улыбались, румянец играл на щеках, молодил лица. Малыши превратились в волшебных гномов, прыгали, веселились. Кто постарше, оседлав санки, летел вниз по крутому спуску. Осваивали любую крутизну, прикидывали, где лучше проложить лыжню – так, чтобы недалеко от дома. Лыжи у многих пока ещё стояли дома в сторонке.
Ребята понимали, что зимний день короток, спешили насладиться первым днём каникул, не тратя ни минуты на пустые разговоры, ненужные споры. Дима и Лина дружили с детского сада, продолжили дружбу в школе. Перейдя в восьмой класс, светлые чувства, заложенные в детстве, сохранили.

Дима, подхватив лыжи, направился к небольшой горе с красивым названием – «Изумрудная». Лина поспешила за ним. Несколько ребят отправились вслед за Димой и Линой. Гора – любимое место ребятни всего микрорайона. Весной она покрывается зелёным ковром густой травы, яркими цветами, мелким кустарником. Сегодня она белая, кусты плотно покрыты снегом, они, словно гигантские ресницы, обрамляют скалы до самой вершины. Ну вот лыжня и готова! Обычно её обозначали ветками, на которые крепили атласные цветные ленты, а тут в спешке девочки забыли принести. Спускались с горок с азартом и упоением, наслаждаясь свободой полёта и ожиданием чего-то нового, удивительного. И совсем не важно, когда кому исполнится шестнадцать – в январе, мае или летом…

Смеркалось быстро, снег повалил густой, а так не хотелось уходить, но город уже зажигал огни, сквозь снежную завесу тускло светились фонари. Мороз крепчал. Дима застегнул куртку, подобрал лыжи.

– Лина, ты куда? Пора домой. Уже темно и валуна почти не видно.

Огромный камень всегда мешал лыжникам.

– Ещё разок съеду, подожди меня!

Лыжи легко скользили по свежему снегу, от липких хлопьев слипались веки, снежинки забивались под шапку и воротник. Но ощущение полёта не покидало Лину. Она плохо видела лыжню, а её спуск продолжал набирать скорость, и вдруг на мгновение мелькнул силуэт огромного камня-валуна, к которому её тянуло словно магнитом. Дима понял: беда! Лина почему-то резко изменила траекторию спуска, и её несло прямо на камень. По глубокому снегу он бросился ей наперерез. Ребята молча наблюдали, как размытые снегом силуэты приближались к валуну-монстру. Всё произошло так быстро, что Лина не успела испугаться. Толчок в плечо и бедро – и она уже на снегу, Дима свалился рядом.

– Полинка, ты как, не ушиблась?

Падение было без травм. Он снял с неё лыжи, помог подняться. Голубая шапочка с белым помпоном отлетела в сторону. Отряхнув её от снега, он натянул ей на голову. Лина почувствовала его горячее дыхание, и тёплые губы скользнули по её щеке…

Согревшись чаем с малиной, который заботливо приготовила бабуля, лёжа под

тёплым пледом, Лина вспомнила о многих своих травмах. Потом переключилась на обиды, которые нечасто но выпадали на её детскую долю. И всегда рядом был её преданный друг Димка: помогал подняться на ноги, накладывал повязку, когда она в походах растягивала стяжки, защищал от назойливых ухажёров. А ведь бабушка была права, когда говорила:

– Полинка, посмотри в окно, твой Ангел уже дожидается тебя. Один на санях не катается… Ждёт…

Её все называли Линой, и только Дима Полиной или Малышкой, а ведь они одногодки…

Сладкая дрёма, словно мягкий пушистый котёнок, убаюкала Лину. Возможно, ей снились сны, но она их не запомнила. Утром – новые хлопоты, везде надо успеть, к подшефным малышам сходить на новогодний утренник, в библиотеку заскочить. А ещё её ждут школьные и домашние дела.

Май на исходе. Учебный год близится к концу, и сразу – каникулы: летние, долгие, интересные! Отец с матерью обещали поездку на море – там жил папин брат с семьёй. Потом бросок в горы – самое притягательное место для Лины, она их любила, была к ним неравнодушна. Занимаясь в туристической секции, совершала походы. Но они не были такими продолжительными, а эта поездка – дальняя, горы незнакомые, проживание на метеостанции у папиного друга, с которым он обещал встретиться непременно этим летом. Полина с нетерпением ждала поездки, но ей так не хотелось надолго расставаться с Димой, с ребятами.

Как быстро пролетело лето! Вернулась Лина к первому сентября, как говорят, «с корабля – на бал». На школьную линейку собиралась особо тщательно. Привела в порядок форму. Косу укладывать не стала, волосы за лето подросли и поменяли цвет, стали светлыми, воздушными.

Вот и школьный двор… Она привычно направилась к огромной сосне. Дима часто дожидался её там. Дерево надёжно скрывало её от любопытных взглядов одноклассников. Радовалась за многих: как выросли, повзрослели. Вдруг кто-то сзади закрыл её глаза ладонями.

– Димка, я тебя высматриваю среди наших!..

– Нет, не Дима, – перед ней стояла Верочка, староста класса. – А Дима больше не будет с нами учиться. Его нет…

– Как нет? Он перевёлся в другую школу, а мне не написал… Мы не виделись с ним все каникулы.

– Ты что не знаешь? Два месяца

назад Дима погиб. Ехал с приятелем на мопеде по горной тропе после дождя и свалился под обрыв. Друг жив, а Димы нет… Травма не совместимая с жизнью… Он сидел впереди, Андрей сзади, Димка весь удар принял на себя…

Полину словно кто ослепил. Ничего не видя, она направилась к зданию школы. Слёзы катились по щекам… Внезапно нахлынувший дождь забарабанил по школьной крыше, крупными каплями стекал по лицу, смешиваясь со слезами.

– Это ангелы плачут… Это ангелы плачут…

Острая боль разрывала сердце. Это её первая потеря – страшная, безутешная.

– Нет, это мой ангел плачет. Это его слёзы… А боль – моя…

Анжелика ГАЙ.

Наверное, я тупой…

Тут как-то просмотрел целый ряд международных экономических форумов. Я их прослушал и понял, какой я тупой, тупой, сил нет. До меня как-то не дошло, если снизить добычу нефти, то станет всем хорошо. Я нутром чувствую, что так и будет, но понять не могу. Выступают академики, профессора от экономики, министры, чиновники ну очень высоких рангов, говорят красиво и убедительно, а я понять никак не могу, тупой я. Ведь за повышение добычи нефти или надоя молока, за высокие показатели давали звание Героя Труда, а за снижение не дашь Героя. Нужно придумать новое звание, например раздолбай, можно без степени, просто раздолбай. А если снизить урожайность морковки и довести баррель до ста долларов, то будет ещё лучше, ещё больше захорошеет, а какая открывается перспектива… есть ещё тыква, кабачки, я уже не говорю о баклажанах.

И всё же я должен признать, что я тупой. Я не могу отличить фондовую биржу от казино, и там и там делают ставки, и там и там можно выиграть кучу деньжищ, а можно и проиграть, можно и из биржи и из казино уйти без штанов. Кому как повезёт. Я не против, играют в напёрстки, ну пусть играют, но зачем эту игру называть наукой, да ещё экономикой, я не пойму. Не могу я также отличить выделение инвестиций от выделения слюны собаки Павлова. И в первом и во втором случае ожидание большого жирного куска, а могут и обмануть ожидания. Такой задуют откат, что останется только слюну проглотить. Много я чего не могу понять. Наверное, я тупой…

Альфред ДЕШАБО.

Весна начинается с футбола

 

Продажа билетов на матч Россия – Бельгия в Сочи стартует 1 марта. Игра станет своеобразным открытием целой серии важных футбольных событий на российском курорте – Кубка Конфедераций, который пройдет с 17 июня по 2 июля и чемпионата мира по футболу 2018 года.

Боевая ничья

На Кавказских Минеральных Водах находятся и проводят учебно-тренировочные сборы несколько футбольных команд.

Анатолий Репкин: «Свою жизнь я связал с волейболом!»

Неплохо зная этого человека и объективно оценивая его качества – необыкновенную скромность, порядочность, пунктуальность во всём, огромное трудолюбие, я рад был, что в прошлом году он был назначен старшим тренером георгиевского профессионального волейбольного клуба «Газпром трансгаз Ставрополь», выступающего в мужском чемпионате России в высшей лиге «А». Знакомьтесь: 31-летний Анатолий Репкин, мастер спорта России.

Комнатный перец

Это довольно популярная культура для выращивания дома на подоконнике в течение всего года. Уход за ней включает в себя соблюдение ряда определенных условий. Но в целом этот процесс не займет у вас много времени и сил.

Диалог картин со зрителем

В Ессентукском историко-краеведческом музее состоялось очень представительное открытие выставки пленэрной живописи Виктора Ветрова из Ессентуков и Сергея Кулешова из Железноводска. Такого большого присутствия почитателей таланта художников еще не наблюдалось за всю историю музея.

Кражи

Сотрудниками уголовного розыска Ессентукского отдела полиции задержан подозреваемый в хищении имущества более чем на 400 тысяч рублей.

Подозреваются в хищениях денежных средств

В производстве Главного следственного управления ГУ МВД России по Ставропольскому краю находится 24 уголовных дела по фактам хищения и покушения на хищения денежных средств в особо крупном размере.

Угоны

Сотрудниками Отдела МВД России по Шпаковскому району задержан подозреваемый в угоне автомобиля.