Log in

19 октября 2018 года, 11:18

Вадим ХАЧИКОВ

Нахаловка, Ромашка, Яшкин мост…

В репертуаре известного барда Сергея Никитина есть песня, целиком построенная на названиях московских исторических районов – Полянка, Солянка, Стромынка и т. д. Подобную песню мог бы написать и пятигорский автор. Хоть и не сравнить наш город со столицей, но «составных частей» у него тоже хватало. Давайте хотя бы кратко вспомним их историю, а заодно и названия, зачастую весьма любопытные. Начнем с того, что историческую славу Пятигорску приносили не только медики, горные инженеры, ученые, архитекторы, заселявшие центр города. Рядом с ними трудились многие поколения безвестных горожан, которые возводили жилые дома и лечебницы, обслуживали ванны, создавали удобства для приезжающей публики. Как правило, жили они в пригородах.

Новая книга ученого и путешественника

Мне уже не раз доводилось писать о своем многолетнем друге Эдуарде Запорожченко. Писал о нем как о старейшем сотруднике Пятигорского института «Севкавгипроводхоз», который проработал там более шести десятков лет. Писал как об ученом-геологе, давшем обоснования практически всем проектам, которые разрабатывали сотрудники института. О его научной деятельности, связанной с изучением оползневых явлений на равнинах Ставрополья и селевых потоков в горах Кавказа. Об альпинистской биографии, которая включает более трехсот(!) восхождений на сложные вершины в различных горных системах мира. О поездках по странам мира и многом другом. А вот теперь имею возможность написать об Эдуарде Валентиновиче как о коллеге-журналисте.

Тоска и удаль русской песни

Издавна повелось в Пятигорске, что вся концертно-театральная жизнь протекала в курортной зоне. Там и здание театра оперетты стоит. И Лермонтовская галерея с закрытой сценой и открытой эстрадой-раковиной. Там и клубы санаториев. В послевоенные годы эта монополия была нарушена появлением Зеленого театра в Парке культуры и отдыха имени С. М. Кирова. Но, конечно, сравниться с прежними театрально-концертными площадками он не мог – не те в нем были условия – и для зрителей, и для артистов. А вот когда его реконструировали и превратили в «Камертон», пятигорчане и гости курорта могли говорить о том, что появилась новая отличная концертная площадка.

Алые паруса любви

Сегодня трудно найти человека, который не знал бы о девушке по имени Ассоль, и о том, как превратилась в явь, ее, казалось бы, несбыточная мечта. Те, кто не читал повесть Александра Грина, видели в кинотеатре или на телеэкране фильм, повествующий о красивой романтической любви, символом которой стал корабль с алыми парусами. Скольким юным сердцам они дарили надежду на чудо большой любви, которая обязательно придет к ним!

Лермонтовский Кавказ

Кавказские Минеральные Воды – это не только города-курорты, но и дивная природа вокруг них. Пестрящая степным разнотравьем равнина, по которой разбросаны удивительные возвышенности – то покрытые лесом, то поражающие причудливыми очертаниями скал. Разбегающаяся в разные стороны сеть речных долин, переходящих в глубокие ущелья. Уходящая к югу предгорья Кавказа, цепь снеговых вершин на горизонте. Дивные места, способные очаровать любую, даже самую черствую душу!

Вокзалы разные бывали…

Если кто-то, лечившийся на Кавказских Водах в середине позапрошлого века, посещал здание пятигорского вокзала, то вовсе не для того, чтобы куда-нибудь уехать. Уехать с того вокзала было решительно невозможно. Как и с того, что находился в Железноводске. Почему? Да потому, что те вокзалы были вовсе не транспортными учреждениями. Откроем один из толковых словарей второй половины XIX столетия и прочтем: «Воксал (англ.) – здание на загородном гулянии для увеселения». Сразу же отметим, что пятигорский Николаевский вокзал служил не только «развлекательным центром». Но об этом немного позже. А сейчас – о том, как он появился и почему так назывался.

Притяжение высоты

Как ни странно, горы Кавказа очень долгое время не знали желающих достичь заоблачных вершин. Да и вообще, за исключением небольших групп местных жителей, все остальные люди не стремились в горы, считая их местностью, неудобной для пребывания человека, даже враждебной ему, а горные путешествия, если таковые приходилось предпринимать, – сущим мучением. Лишь с наступлением девятнадцатого столетия начались робкие перемены.

Служил Кавказу как воин и художник…

Как жаль, что слишком поздно пришла на Кавказ фотография! Какие значительные события происходили здесь в то время, когда она делала лишь первые шаги и еще не могла оперативно запечатлеть сражения Кавказской войны и облик их участников. Эта миссия выпала на долю художников, которые жили или служили на Кавказе, участвовали в боевых действиях или создавали свои картины на основе зарисовок мест событий, по рассказам живых свидетелей.

Секреты и тайны старых фонтанов

Каких только «дней» не напридумывали досужие умы! День воздушных змеев. Любимых песен. Легкой одежды. Даже День лежания в гамаке. Есть и День фонтанов, который нужно отмечать 20 июня. Правда, трудно узнать, почему именно в этот день. Даже всезнающий Интернет ничего не говорит на сей счет. Указывает только, что в это время запускаются самые известные в стране Петергофские фонтаны. Это действительно праздник для петербуржцев!

Война была ближе, память о ней живее

Все дальше уходят в прошлое грозные годы Великой Отечественной. Все меньше остается в живых ее участников, да и нас, детей войны, – тех, кто по выражению поэта, «вместе с ними слушал первую тревогу». Стираются в памяти события, даты, имена. И уже порою не о самой войне говорим мы, журналисты, а о том, как берегли память о ней, как встречались с ее героями, как старались донести до молодого поколения величие подвига нашего народа. Вот и мне сейчас припоминаются шестидесятые и семидесятые годы. Время, когда война была ближе, а память о ней свежее. Я тогда работал на Пятигорской студии телевидения, коллектив которой многое делал для сбережения памяти военных лет.

Подписаться на этот канал RSS