Log in

17 января 2018 года, 02:05

Вадим ХАЧИКОВ

Увы, разминулись…

Летом 1837 года в Пятигорске побывал Михаил Юрьевич Лермонтов, прославивший курортный городок в своем романе «Герой нашего времени». Это известно всем. Но лишь немногие любители пятигорской старины знают о пребывании здесь в то же самое время представительницы российской словесности, тоже описавшей Пятигорск и его обитателей. Речь идет о Елене Ган, хорошо знакомой современникам, а ныне – забытой. Одновременное пребывание в курортном поселении столь приметных, пусть и разномасштабных фигур, не может не вызвать вопроса: а встречались ли они? Об этом немного позже, а сейчас – о самой Елене Андреевне.

Пятигорск. История на полотне

До чего же интересно заглянуть в давнее прошлое нашего города! Сделать это отчасти помогают фотографии, запечатлевшие курорты, какими они были на заре прошлого века. Еще любопытнее было бы увидеть снимки двухвековой давности. Но вот беда – не изобрели тогда еще фотографию! Рисунки же той поры не слишком точны. Скажем, работы Христиана Гейслера, сопровождавшего академика Палласа в 1792 году: по времени, это самые первые изображения Кавказских Вод. Но трудно узнать в каких-то холмиках Машук и Бештау, а в куче снега – красавца-Эльбруса!

«Заказники» минувшего

Они совсем, как люди – наши пятигорские улицы. Разные обстоятельства давали им жизнь. По-разному складывались их судьбы. Иным и приходилось и приходится много, напряженно трудиться, а некоторые были обречены на легкую жизнь, а то и просто на безделье. Зачастую они дружат, помогают соседям. Но бывает, что им приходится враждовать, соперничать, бороться за первенство. И так же, как люди, улицы не просто существуют, а живут, развиваются, переживают пору расцвета или угасания. Грустно смотреть на улицу, которая становится как бы ненужной людям, или на ту, в которой, казалось бы, нет ничего героического или даже просто значительного.

У подножия Машука

Вспоминая историю Пятигорска, в краеведческой литературе да и в периодической печати, обычно пишут о местах приметных, которые у всех на виду. А ведь прошлое, подчас – довольно интересное, живет и в неприметных уголках города, о которых мы сегодня часто забываем. В таком положении порою оказываются даже улицы – в какой-то своей части, а если небольшие, то и целиком. Расскажу о некоторых таких улицах-малютках, расположенных в курортном районе у подножия Машука.

Они видели Пятигорск по-разному

«Вчера я приехал в Пятигорск, нанял квартиру на краю города, на самом высоком месте, у подошвы Машука: во время грозы облака будут спускаться до самой моей кровли». Так начинает свой «журнал» Печорин, главный персонаж лермонтовского романа «Герой нашего времени». Нам не надо гадать о том, что он видел, смотря из окон своей квартиры на городок, лежащий перед ним, или гуляя по его улицам. Облик старого Пятигорска, описанного в романе, достаточно хорошо известен. Несмотря на громадные перемены, произошедшие более, чем за полтора века, он и сейчас перед нами – те же старинные улочки, взбегающие на склоны Машука, особнячки, построенные современниками Лермонтова, братьями Бернардацци. Те же деревья на бульваре и в парках. Те же сады, роняющие по весне белые лепестки черешен. И те же горы вокруг – Машук, похожий на мохнатую папаху, Бештау, синеющий чуть поодаль, подобно туче, а на горизонте – «серебряная цепь снеговых вершин» во главе с великаном-Эльбрусом.

Подвиг в горах

«Нам на Эльбрусе не воевать», – заявил некий советский военачальник, побывавший здесь за несколько дней до начала Великой Отечественной войны. И не он один так думал – многие видные военные деятели готовились «бить врага на его территории» и мало думали, как защитить от него свою. Может быть, именно поэтому фашистские войска так стремительно приблизились к ущельям Кавказа, и уже в августе 1942 года к его перевалам двинулись альпийские стрелки из знаменитой дивизии «Эдельвейс». Вскоре на высочайшей вершине – Эльбрусе затрепетали черные фашистские флаги.

«Китайский след» в старом Пятигорске

Она хорошо видна со всех сторон – эта изящная, ажурная беседка, стоящая на западной оконечности горы Горячей, неподалеку от скульптуры Орла. Официально она именуется Смотровой, но кое-кто из старожилов Пятигорска упорно зовет ее Китайской. Странно – ничего, напоминающего о Китае, в ней нет, а ведь зовут. Почему? В нынешних временах ответа на этот вопрос мы не найдем, а вот углубившись в прошлое, поймем, откуда взялось странное название. И, более того, отыщем «китайский след» в истории Пятигорска.

На акварели швейцарского художника Майера, рисовавшего Пятигорск в сороковых годах ХIХ столетия, хорошо видны беседки, некогда украшавшие Емануелевский парк. Их две – Эолова арфа на Михайловском отроге Машука и Беседка Борея на высшей точке горы Горячей. Но приглядевшись внимательно, можно увидеть на этом рисунке и третью беседку – в том месте, где на более поздних изображениях Пятигорска мы привыкли видеть Михайловскую галерею. Она, как известно, была построена Самуилом Уптоном в 1848 году.

А дотоле над Михайловским источником стояла деревянная беседка, сооруженная Бернардацци при разбивке Емануелевского парка. Ее называли «беседкой в китайском вкусе», поскольку подобная восточная экзотика была тогда в моде. Сохранилось лишь одно-единственное ее изображение на старинном рисунке, которое свидетельствует, что выглядела беседка довольно экзотично. В частности, на балках, поддерживавших крышу, видны колокольчики. Современники отмечали, что, колеблемые ветром, они тихонько звенели. Не это ли навело доктора Конради на мысль установить в новой, строящейся братьями Бернардацци беседке, некое устройство, где были бы колеблемые ветром струны? Возможно, что так появилась Эолова арфа…

«Беседка в китайском вкусе», как мы знаем, просуществовала до середины XIX столетия. А полвека спустя появилась ее преемница. История ее такова. Какое-то время в «Цветнике» стоял изящный музыкальный павильон, где размещались оркестранты, своей игрой услаждавшие слух гуляющей публики. После сооружения в 1901 году Лермонтовской галереи, где имелась музыкальная эстрада– «раковина», надобность в подобном сооружении отпала. «Музыкальный павильон» решили перенести в другое место, сделав беседкой. Наиболее подходящей для нее сочли панорамную точку на Горячей горе, которую наметили для строительства подобного сооружения еще братья Бернардацци.

За причудливую архитектуру, а также в память существовавшей ранее беседки над Михайловским источником, новую беседку прозвали «Китайской». Впрочем, были у нее и другие имена. За разноцветные стекла, закрывающие ее верхнюю часть, ее именовали «Цветной». А в разговорной речи курсовой публики она частенько именовалась «Зайди и отдохни» – имелось в виду – после крутого подъема в гору. Судьба ее, как и других деревянных беседок, оказалась печальной. В годы Гражданской войны их попросту разобрали на дрова.

Но в памяти пятигорчан беседка осталась Китайской. И, когда на ее фундаменте появилась металлическая беседка, название было перенесено на нее. Эта, новая, была сооружена в 1976 году по проекту скульптора И. Ф. Шаховской. Назвали ее уныло-казенно – «Смотровая». А знатоки пятигорской старины зовут ее, как и предшественницу, «Китайской». Вот какой кусочек истории Пятигорска позволяет открыть это странное название.

Заодно стоит вспомнить и о других беседках, украшавших чудесные ландшафты Пятигорья. Для первых курортников, проводивших почти все время внизу, в Горячеводской долине, они пропадали втуне. Для того, чтобы полюбоваться причудливыми очертаниями окружающих гор-лакколитов, «серебряной цепью снеговых вершин» на горизонте, прихотливыми извивами Подкумка, им приходилось подниматься на Горячую гору или Внутренний хребет, откуда открывались дали.

Учитывая это, братья Бернардацци – архитекторы, формировавшие облик будущего курортного города, именно в верхней его части создали самую первую рекреационную зону, как сказали бы сейчас, то есть место для отдыха. Это был Емануелевский парк, разбитый вокруг Елизаветинского и Михайловского источников. Создатели парка позаботились о том, чтобы создать несколько мест, где гуляющие могли бы посидеть под крышей, спасающей от дождя и жаркого солнца, и полюбоваться оттуда окружающими пейзажами. Ими и стали беседки, которых в свое время было намного больше, чем сегодня.

А потому обязательно следует сказать еще раз о том, что живописные ландшафты – одно из главных богатств наших курортов. И «подать» их гостям надо с наибольшим эффектом. Чтоб не походя глядели люди приезжие на наши сокровища, а неторопливо, вдумчиво, получая удовольствие от встреч с дивной красой Пятигорья. Чтоб надолго запоминали эти минуты и другим советовали ехать в такие прекрасные места. Известно, что в Японии существует специальный пункт экскурсионной программы – «Созерцание Фудзиямы» – горы, которая является национальной гордостью хозяев. И отводится на это ни много, ни мало, а целых два часа.

Может быть, и в Пятигорске стоило бы проводить «сеансы созерцания» нашей гордости – Эльбруса, вкупе с окружающими его серебряными вершинами Кавказских гор. Пусть это занятие длится не два часа – поменьше, но проходит в местах, хорошо приспособленных для этого. А значит, беседки, изначально предназначенные для подобных целей, очень нужны и сегодня. И прежде всего, там, где они уже когда-то были. Да и других мест для них можно найти немало – было бы желание.

Вадим ХАЧИКОВ,

Заслуженный работник культуры РФ.

Ее волшебные звуки подобны женскому голосу…

Какое удовольствие получаешь, слушая концерты Вивальди-оркестра! Радуют и репертуар, где преобладают самые романтические мелодии ХХ столетия, и великолепное исполнение. И, конечно, сами исполнительницы, составляющие этот музыкальный коллектив… Особое внимание обращают на себя виолончелистки. Они сидят впереди, в самом центре и довольно часто попадают в объективы камер, постоянно показывающих солистку и руководительницу оркестра Светлану Безродную. Разглядывая лица этих милых оркестранток – то улыбающиеся, то серьезные и сосредоточенные, невольно гадаешь, почему они избрали этот явно «не женский» инструмент? Ведь и носить его тяжеловато, и управляться с ним куда труднее, чем с той же скрипкой или свирелью. Вот и привыкли мы, что искусство игры на виолончели обычно являют нам мужчины. Достаточно назвать хотя бы Мстислава Растроповича.

Сотворение «Цветника»

Пятигорск, в сравнении с Железноводском, Ессентуками и Кисловодском, кажется обиженным судьбой, поскольку не имеет такого большого курортного парка, как у соседей. Не будем переживать – лучше посмотрим, как рождался тот зеленый уголок, который считается у нас курортным парком.

Тайны Перкальской скалы

Перкальская скала – так именуется отдельно стоящий отрог Машука в виде небольшой возвышенности, увенчанной выходами известняковых скал. Когда-то она была довольно хорошо видна с кольцевой дороги. Ныне густо разросшиеся деревья и кустарники прячут ее от взоров гуляющих, словно помогая скрыть тайны этой, с виду самой обычной, горки. А тайн у нее немало.

Подписаться на этот канал RSS