Log in

19 сентября 2017 года, 18:18
Шпаковский район отметил свой 82-й День рождения.: Шпаковский район отметил свой 82-й День рождения. В рамках праздничных мероприят
В Ставропольском крае сельхозтоваропроизводители собрали уже около половины урожая подсолнечника — 2: В Ставропольском крае сельхозтоваропроизводители собрали уже около половины урож
Выставка художника Юрия Орлова «Земля и люди Ставрополья» открывается 21 сентября в 17:00 в Ставропо: Выставка народного художника России 60-летнего Юрия Орлова «Земля и люди Ставроп
В ближайшие пять – семь лет Будённовск и Невинномысск привлекут около 220 миллиардов рублей инвестиц: По словам Владимира Владимирова, в ближайшие пять – семь лет Будённовск и Невинн
В Берёзовском ущелье соберутся роупджамперы, которые будут прыгать в пропасть с высоты 100 метров.: В Берёзовском ущелье, неподалёку от города-курорта, соберутся роупджамперы, кото

Анатолий ТЕРЁШИН

Шафран сетчатый

Шафран сетчатый, или крокус (Crocus reticulatus) – многолетнее травянистое растение, достигающее 10 – 15 сантиметров высоты, относящееся к семейству ирисовых, или насатиковых.

Живучка ползучая

Майские дни прибывают с каждым днем, кажется, что заря с зарею сходятся. В бору и дубраве снежно-белые цветки звездчатки, пурпурные яснотки, трехцветные фиалки «анютины глазки» пришли на смену первоцветам. Вот огромный шмель бухнулся на изящный нивяник, целиком охватил его лапками. Начинается цветение каштана, сирени, лесной земляники, ландыша.

Ситник жабий

(Окончание. Начало – в № 94)

Существует старинная легенда о появлении ситников на земле.

...Как в деревне стал пастухом Егорка Ситников, люди нахвалиться не могли. Коровы вечером возвращаются с полным выменем, гладкие да сытые, молоко у них густое – сплошные сливки, ведрами льется. По деревне ходили, злые слухи: «связался -де наш пастух Егорка с лесным хозяином! Не могут коровы давать столько молока, да еще хорошего, вкусного!»

Когда Егорка брался мирское стадо пасти, дед – из старых пастухов, все заклятия пастушеские разумеет, научил тайному пастушескому делу внука, что и делал Егорка.

Пришел Егорка в глухую чащобу леса, свалил осину и, отрубив от нее чурку, крикнул что было сил:

– Ау-у!

– Ау-у! – отозвалось где-то вдалеке лесное эхо.

Тогда Егорка вторую чурку от осинового дерева отрубил и снова крикнул:

– Ау-у!

И вдруг зашумело, затрещало, загукало совсем близко. У Егорки даже коленки затряслись, пот по спине прошиб, однако вида не подал, что испугался, собрался с силами и вежливо промолвил:

– Дядя леший, покажись не серым волком, не черным вороном, не елью жаровою – покажись таким, каков я!

И встал он перед парнем – с виду вроде мужик да мужик, только уж больно космат, весь обросший шерстью, ну и пола не на ту сторону запахнута.

– Знаю, – говорит, – ты внучок старого деда – пастуха. Небось помощи от меня хочешь получить?

Егорка ему и выложил все, что хотел. Да, просит помощи у лесного хозяина, чтобы коровок волк не таскал, медведь не драл, чтоб в болоте не вязли, в глухой чащобе не дрязгли, были сытыми, дородными и много молока давали.

– А сколько отступного накинешь? – спросил леший.

И не ожидая ответа, сказал:

– Мне пару коров за лето вынь да положь!

Ну что ж, святое дело – каждый труд должен быть оплачиваем. Без его, хозяйского, лесного пригляду с его помощниками, не одной, не двух – куда больше скотины молодой пастушок может не досчитаться к осени!

– По рукам! – говорит радостно Егорка.

– По рукам! – кивнул косматой головой леший.

Вроде бы все сказано, обо всем договорено, а леший стоит, с ноги на ногу переминается, не уходит, чего-то ждет, хитровато так глазом во все стороны водит. Вспомнил Егорка еще один дедов завет и выпалил:

– Знаю, что внучок старого пастуха!

Громко захохотал леший, даже вороны с карканьем с деревьев взлетели, и исчез, как сквозь землю провалился, как будто его здесь и не было.

Егорка огляделся по сторонам, облегченно вздохнул, дух перевел. Ну да, это необходимо знать, без этого нельзя: если с лешим заговорил, непременно запомни самые его первые слова. Прощаясь в лесу с лешим, повтори их – он и провалится, а нет – с собой уведет, до самой смерти в лесу блукать будешь!

С тех пор в Егоркином стаде и повелась удача. Он за коровами почитай и не глядел, не

присматривал. Придет на поляну, какая покраше, сядет под развесистым деревом, и спит, а они, помощники лешего – вражонки, уже тут как тут. Вражонков – помощников коровьему пастуху Егорке на Ильин день леший нагнал целую тьму.

Вражонок-то как ударит громко лозиной по земле, как зычно крикнет – стадо и повалит по дороге, никуда не сворачивает. Ни одна коровушка не затеряется. Слушаются, словно мышки кошку!

Однажды произошла такая история. Егорка, как всегда, дремал в тенечке у разлапистого дерева. Одному крестьянину, который ехал с поля, вдруг вздумалось забрать свою Чернушку из стада. Увидал крестьянин свою Чернушку, накинул на рога веревку и повел за собой в деревню – Егорка даже ничего и не видел.

Настал вечер. Взялся Егорка стадо пересчитывать, а одной коровы нет. Он с перепугу сразу к «подпаскам» своим:

– Где Чернушка?!

Вражонки туда – сюда – исчезла коровушка, как в воду канула! Искали, искали по всем топким болотам и буеракам, опрометью пробежались – не найти коровы! Решили кликнуть лесного хозяина. Он как начал помощников и в хвост, и в гриву бранить, места мало станет – от тех только клочья летели. Спрашивает леший Егорку:

– Какова была корова – то из себя?

– Черная, пригожая такая, – всхлипывает Егорка. – Один рог подпилен, три ноги белые, одна черная. И на хвосте белая метина.

Леший только за голову руками взялся. Потом угрюмо говорит:

– Ладно, хватит реветь! Коль договор мы с тобой скрепили – значит, найду корову. Сиди тут, жди.

Прошло сколько-то времени, слышит Егорка: кто-то решительно ломит через чащу. Глядь – Чернушка, родимая! Обрадовался Егорка и погнал стадо коров в деревню, на радости даже не поблагодарил лешего.

Утром начал собирать Егор стадо, глядит – и диву дается: в нем две Чернушки! И схожи, словно вылитые, один в один. А как же не удивляться! У каждой рог подпилен, три ноги белые, одна черная. На боку и хвосте белые метины. Чудеса, да и только! А тут хозяйка подоспела:

– Мой-то вчера к вечеру коровку из стада увел, тебе не сказал, ты уж прости, Егорка, на тебе пирожка.

Приходит Егор в лес, а он-то – леший, тут как тут:

– Ну, что моя коровушка? Какова?

Егор расхохотался, ну и давай рассказывать, что вчера мужик увел Чернушку из стада, пока он спал под деревом.

Егор чуть хохотом не подавился, когда увидел, как на него леший смотрит:

– Спа-ал? Да я всю Вселенную, как сбесившийся пес, обежал, пока вторую такую корову разыскал! Думал, по моей вине сгинула, запропастилась! А ты, значит, спал?! Ну, так поспи еще!

Схватил леший Егорку, завязал узлом, да и засунул его в громадное дупло ели. Весь день он там сидел и ночь сидел. В лесу ночью волки выли, с лесного болота доносились звуки водяного, русалок. Сильно перепугался Егорка, не на шутку страх его пробрал. Он с перепугу даже слезу пустил.

Стадо коров само пришло в деревню, как по порядку. А пастуха-то – Егорки, нет. Не стали идти в ночь его искать. Все равно ночь темная, звезд на небе мало, ничего не видно. На утренней заре пошли мужики искать Егорку, да и вытащили его из дупла.

Егорка всеми силами пытался лешего задабривать, сколько яиц крашеных да пирогов ему ни носил – леший на дружбу не шел, врозь пошли их стежки – дорожки.

А на том месте, куда упали слезы Егорки, мужики увидели доселе неизвестную траву – никогда не встречалась, не росла она в их краях. Решили, если трава выросла из горючих слез Егорки Ситникова, назвать ее ситником.

Все сызмальства на селе знали: если пастух с лешим дружбу не нашли, да еще ее и не скрепили обещаниями, а тем паче – поссорились, разругались – не будет пастуху удачи, да и стадо будет худосочным, хлипким. И в лес тогда пастуху лучше вовсе не соваться.

А. Т. ТЕРЕШИН, натуралист.

Ситник жабий

Ситник жабий (Juncus bufonius) – однолетнее травянистое светло-зеленое растение, относится к семейству ситниковых. Стебли – невысокие – 5 – 30 сантиметров высотой, тонкие, ветвистые. Корни – мочковатые, от которых отходят несколько стеблей, образуя пучок. На стебле листья – нитевидные, 1 – 1,5 миллиметров шириной, короче стебля, с открытыми влагалищами. Стебель оканчивается ветвистым соцветием с далеко расставленными цветками, которые имеют по 2 пленчатых прицветника на удлиненных цветоносах. Цветок имеет венчиковидный околоцветник 6 миллиметров в диаметре, 6 тычинок, 1 пестик со столбиком и 3 нитевидных рыльца. Ситник опыляется ветром. Цветки – правильные, одиночные, раскрываются рано утром, и их цветение продолжается менее суток.

Пионы

(Окончание. Начало – в № 85)

В монгольской народной медицине применяют настойку лепестков цветов, собранных во время цветения, при эпилепсии. Настойку семян употребляют при гастритах, а корни – при болезнях почек и как противоядие при отравлениях.

Пионы

Изящное, видное, источающее ароматный запах, яркое растение пион было всегда окутано легендами, преданиями, мифами.

Гармала обыкновенная

Гармала обыкновенная – многолетнее засухоустойчивое травянистое растение, относя-щееся к семейству парнолистниковых. Все растение имеет сильный, неприятный, спе-цифический запах, горький вкус. Корень – стержневой, вертикально уходящий в почву и добирающийся до водоносных слоев. «Вот почему оно растет в таких местах, как глини-стые пустыни и полупустыни, солонцеватые почвы, каменистые склоны, песчаные берега – рек и озер, и очень часто – вблизи населенных пунктов, на сильно выбитых пастбищах, как сорняк – на неполивных пашнях, у дорог и около жилья. Встречается часто и обиль-но, образуя обширные заросли, – пишет А. Ф. Гоммерман и соавтор о гармале обыкновенной.

Алтей лекарственный

(Окончание. Начало в – № 76)

Мать знаменитого древнегреческого героя Мелеагра звали Алтея. Отцом его был бог войны Арес. В те времена к новорожденному явились мойры (богини судьбы) и пророчествовали: «Ему суждено жить, пока не сгорит в очаге эта головня».

Алтея поступила так, как сделала бы при этом любая любящая мать. Она мгновенно выхватила из огня пылающее полено, сбила с него пламя, глубоко упрятала в ларец.

Шло время. Мелеагр, как и подобает сыну бога, возмужал и стал настоящим витязем. По силе он был сильнее многих. Дальше него никто не мог бросать диск, копье, а стрелы, пущенные из туго натянутого лука, всегда попадали в цель.

Много подвигов совершил отважный герой, даже «золотое руно» с аргонавтами добыл в Колхиде, но все же пал, как и предсказывали мойры.

А дело было так. В Калхидских окрестностях объявился огромный вепрь. Дикий и свирепый, он сокрушал все на своем пути. Бешеный, он изрыгал огнедышащее пламя, и из его глаз сыпались молнии. Щетина его – точно копья, клыки – сабли сверкающие. Сразить это чудовище вызвались все знаменитые герои Эллады той поры.

И они добились своего. Только вот для радости не осталось места – неожиданно поднялся спор среди победителей, кому должна принадлежать шкура поверженного зверя. Мелеагр счел себя оскорбленным, и чтобы доказать свою правоту в схватке, убил братьев своей жестокой матери. Помрачнело сознание у Алтеи. Так как Алтея впитала древние обычаи Эллады, когда брат был ближе и дороже сына, тайно хранимая головня полетела в разведенный очаг. Эринии, богини мщения, возликовали, и огонь заклокотал в мощной груди Мелеагра. Погиб герой. Мать, опомнившись от настигшего ее горя, вонзила себе обоюдоострый кинжал в сердце. Из капель крови Алтеи выросла неведомая в тех местах трава. Алтеем назвал ее народ. Так завершилась знаменитая в древности Калидонская охота.

Исторические хроники свидетельствуют следующее:

Гораций решил устроить себе обед под любимым дубом и развести там огонь. Небо затянуло тучами, начался ветер. Жарко пылали поленья. Глиняный кувшин еще не опустел, как налетела фракийская буря. Дерево медленно раскачивалось, как таран у крепостной стены. В гуле ветра Горацию чудились новые строчки.

Тут взгляд Горация упал на скромное белоснежное растение, цветущее в отдалении. Он привстал и пошел посмотреть на это дивно цветущее растение. И тут порывистый ветер с корнем вырывает дуб, ствол которого с грохотом падает на то место, где сидел Гораций. С Горация сорвало мантию и нижнюю одежду.

Дрожащего Горация рабы внесли в дом, хотя на нем и царапины не было.

Спустилась ночь.

Гораций не зажигал у себя огня, чтобы не привлекать посланцев смерти – часто рыщут они без адреса, кто попадается. Он завернулся в лебяжий пух одеяла и думал о ничтожестве бытия, о его отвратительной равномерности, с которой смерть входит и в раззолоченные палаты, и в конуру нищего.

Во дворе пели рабы. В огне костра пылали сухие ветви, в углях которых на железных прутьях жарилось мясо жертвенного козла.

Гораций подумал: «Я бросил вызов богам подземелья».

Гораций читал и записывал летевшие в голову стихи. Он писал быстро, чтобы не упустить ни одной строчки. Читал, чтобы все слышали – боги и люди, какая доля уготована Горацию. Не деревом. Не камнем. Не Юпитером. Самим собой. Гораций подумал, что он не из глины – из солнечных нитей выткан, износу которым нет.

Через некоторое время Гораций призвал к себе скульптора, который сделал памятник – изваяние цветка алтея, которое спасло его от неминуемой смерти. Каждый день Гораций поклонялся этому цветку, говоря гостям, что этот цветок – его спаситель и дающий долголетие...

А. Т. ТЕРЁШИН, натуралист.

Алтей лекарственный

Алтей лекарственный (Althaea officinales) – многолетнее травянистое растение, относящееся к семейству мальвовых. Стебли цилиндрические, маловетвистые, серовато – зеленого цвета, несколько прямостоячие, разветвленные в верхней части, достигающие 70 – 150 сантиметров высоты. Корневище – разветвленное, вертикальное, толстое, короткое, многоглавое, с длинными, толстыми, ветвистыми, буро – желтыми, достигающими до 50 сантиметров длины, толщиной до 2 – 2,5 сантиметров, корнями. Все растение войлочно – опушенное, без запаха. Вкус – сладко – терпкий.

Подписаться на этот канал RSS